Браслет

Размер шрифта: - +

Глава 12 Дела нужные, дела важные и о рассказе эльфа

   Утром следующего дня я проснулась разбитая, но, по сравнению с днем вчерашним, сегодняшнее мое самочувствие можно было назвать сносным.

Кряхтя, как старая бабка, с трудом сползла с печи, мрачно подумав о том, что тягание бесчувственного тела эльфа явно не обошлось для меня без последствий. Спину тянуло, плечи и руки болели, как после интенсивной силовой тренировки. Красота, одним словом!

Однако стоило мне зайти в комнату, которая была некогда спальней ведьмы, и где я вчера оставила раннего нелюдя, то все мысли о собственном плачевном состоянии разом вылетели из моей головы. На кровати, прикрытое тонкой простыней, лежало «тело», потому как иначе назвать то, что предстало моим глазам, было просто нельзя. Я даже невольно попятилась назад, с ужасом разглядывая того, кто некогда был представителем расы Перворожденных.

Единственная хорошая, на мой взгляд, новость, заключалась в том, что Делл был жив. Во всяком случае его грудь медленно и равномерно вздымалась, подтверждая сей факт. А вот сам мужчина, внешне живым не выглядел. Он скорее походил на свежемумифицированный труп.

За одну ночь наложенное на нелюдя заклинание, которое должно было залечить все полученные раны, справилось с задачей, но какими жертвами! Оно словно паук вытянуло из него все соки, превратив в ЭТО.

Приспустив простынь, я не обнаружила на теле эльфа и следа от жутких алых шрамов. Они исчезли, словно вовсе не было, вот только вместе с ними исчезла, похоже, и вся жировая прослойка. Кожа у мужчины стала похожа на пергамент, обтянув мышцы и кости так, что его теперь можно было использовать в качестве анатомического пособия.

Лицо Делла так же претерпело изменения. Оно разом осунулось, скулы резко проступили, нос и подбородок заострились, а глаза, вокруг которых пропала краснота и опухоль, ввалились. И всю эту красоту довершали разметавшиеся по подушке серебристо-белые волосы, которые за эту прошедшую ночь прилично отросли. Это было странно, потому как заклинание, использованное мной, должно было восстановить повреждения, а вовсе не длину волос.

Впрочем, эта странность была пустяковой по сравнению с тем, что теперь я не знала, как вернуть Перворожденному нормальный вид. Это же сколько его откармливать придется, прежде, чем он перестанет олицетворять собой живые мощи? И это на том скудном пайке, что у меня был!

Но тут мои размышления были резко прерваны, потому как те самые мощи, видимо, решили, что пора бы им вернуться в мир живых да бодрствующих: эльф открыл глаза. А мне с трудом удалось заставить себя остаться на месте, вместо того чтобы с воплями унестись куда подальше. Уж больно жутко смотрелись те самые глаза, на исхудавшем мертвенно-бледном лице.

Делл открыл рот и попытался что-то произнести, но у него ничего не вышло, а меня, это его действие, словно заставило очнуться.

Пробормотав быстрое: "Я скоро вернусь", - заметалась по небольшому домику ведьмы, стараясь успеть все и сразу.

Первым делом, конечно же, занялась пришедшим в себя мужчиной. Для начала напоила того чуть подогретой водой, а уже после побежала за едой. Не зная, сколько тот в действительности провел голодом (кроме того времени, что пробыл без сознания), подумала, что нужно кормить своего подопечного маленькими порциями, но часто. Это позволит начать желудку привыкать к еде постепенно, так как я отнюдь не была уверенна в том, что если сразу и досыта накормлю его, Перворожденный после такого не загнется.

 

До самого обеда пришлось пробегать как заведенной, позволив себе присесть лишь минут на десять, чтобы быстренько перекусить, а потом снова были дела, дела, дела…

Каждые полтора-два часа понемногу кормила своего пациента, чередуя наваристый бульон с кашей и мясом (которые пришлось хорошо разминать ложкой, так как с жеванием у моего остроухого оказались проблемы). Между этими сеансами кормления успела набрать воды в бадью и долго возилась с его одеждой, которую, конечно, проще было выбросить, чем починить, но тогда в чем будет ходить Делл? Что-то я не видела у него сумки с вещами.

А потом, покончив со стиркой, пришлось снова крутиться у печи, готовя очередной суп-кашу из мяса неизвестной мне птицы (успев между делом сделать короткий забег в лес за дровами так как те, которые имелись в предбаннике домика, закончились на приготовлении нашего обеда-ужина).

 

Сегодняшний день выдался на редкость хмурым и прохладным, а небо затянули плотные облака, предвещая не то грозу, не то просто сильный дождь. Так что мне нужно было спешить, пока тот не начался. В общем, к тому времени, когда горка веток, палок и тонких деревьев, что мне удалось насобирать по округе (от домика ведьмы я побоялась уходить далеко), на улице сильно потемнело, а вдалеке начали перекликаться раскаты грома.

Закинув часть собранного печь, прижала ладошки к ее теплому боку и решила что - все, на сегодня с меня хватит. Устала так, что сил не осталось уже ни на какие свершения.

Подумав, что я, после всего проделанного, определенно заслужила небольшой отдых, занялась собой, а то практически весь сегодняшний день посвятила заботе о недееспособном эльфе.

Натаскав и нагрев воды магией (что выходило у меня раз от раза все лучше), забралась в горячую воду и расслабилась. Уставшее тело получило, наконец, необходимый отдых, чему было безмерно радо.

Неторопливо искупавшись и выстирав вещи, я вытащила из рюкзака и надела одну из футболок своего бывшего парня (которые теперь использовались мной под пижамы), развесила влажную одежду сушиться на печи и занялась приведением в порядок собственных волос. А закончив с этим, отправилась проверять, как там поживает мой пациент. Надо же было удостовериться, что у него все в порядке и ничего не нужно.

Тот не спал (на что я в тайне рассчитывала), а бодрствовал, и стоило мне войти, как наткнулась на внимательный взгляд светловолосого нелюдя, который пропутешествовал по моему телу сверху вниз, задержавшись на голых ногах, после чего вновь вернулся к моему лицу.



Элиана Никитина

Отредактировано: 15.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться