Браслет для графа Девиера, или Битва за Тутум

Часть 3. Глава 6

– Ох, как же я устала, – ворчала Хани. – Полежать бы…

– Да, было бы неплохо отдохнуть, а ещё лучше поспать, – согласилась Аша. – Бой с чудовищем выжал из меня последние силы.

Железный Кулак посмотрел на остатки отряда. Взгляд орка из серьёзного превратился в хмурый.

– Железный Кулак знает одну деревушку неподалёку. Железный Кулак покажет.

Лица моих товарищей повеселели.

Через несколько миль мы свернули с дороги. Час скачки между каменными кряжами, и перед нами возник островок жизни – оазис. Три десятка шалашей, покрытых корой и широкими листьями, вот и вся деревушка. Вокруг жалких строений колючие кусты и угрюмые деревья, отдалённо напоминающие пальмы.

По словам Железного Кулака, где-то за ними скрывалось чудное озерцо с прозрачной водой. Ох, искупаться мне точно бы не помешало. Зелёная кровь монстра давно засохла, и тело неприятно чесалось, да и пованивало. Не стоит забывать и о высокой вероятности получить раздражение или ожоги.

Но больше всего меня волновало не состояние кожи (после ускоренного курса по исцелению у Софи и Лорен Аша бы враз излечила от подобных мелочей). Я переживал, не полиняют ли джинсы с футболкой – всё-таки они моя визитная карточка на Тутуме и, что немаловажно, очень удобны.

Деревенские орки заметили наш отряд и попрятались в шалаши. Будь я на их месте, поступил бы точно также – вид у нас, как у грабителей с большой дороги.

О-о-о! Я ошибся: один не испугался. Старый, как сама смерть, но далеко не дряхлый, он шёл навстречу.

Больше возраста меня смутил наряд орка. На шее висели костяные бусы, на голове бычий череп с массивными рогами, в руках длинная коряга, на которую старик опирался при ходьбе, на плечах звериная шкура, заменяющая плащ. Будь орки Железного Кулака одеты, как он, я бы не заострял на этом внимание, а так он сильно выделялся на их фоне. Полагаю, этому было объяснение.

Старик низко поклонился.

– Барсучий Жир приветствует тебя, Железный Кулак, – могучая челюсть задвигалась, глубоко посаженные глаза внимательно смотрели, горя серо-оранжевым огнём.

Ох, ну и имечко! Я прикрыл рот ладонью, чтобы спрятать улыбку. Так и не сообразишь, за какие заслуги жилистого старика прозвали Барсучьим Жиром. Хотя чему я удивляюсь? С нами кроме Железного Кулака ехали Синий Ворон, Большое Ухо и Скалозубый Крыс.

Как-то Аша мне рассказывала, что орки получают имена-прозвища за поступки или за связь с определённым событием. То есть могут прозвать Коровьей Лепёшкой, если постоянно будешь наступать на неё.

Первое имя давали при рождении. Например, увидел отец пробегающую лань в день появления дочери на свет, так и назвал ребёнка. Гораздо проще, чем ломать голову несколько месяцев.

На секунду я представил, сколько детей на нашей с вами родине назвали бы Поганым Кризисом за последний год, аж дурно стало. А если учитывать все падения рубля после распада Советского Союза? Миллионы людей носили бы страшные имена.

Мало того, бывают родители, которым обязательно нужно выделиться. Но кто страдает от их «уникального» выбора? Дети! Ну, обожаете вы литературу, но зачем ребят Пушкин и Лермонтов называть? А Мегатрон и Оптимус? Нет, в детстве я и сам играл в трансформеры, но это уже перебор.

Если у нас с совершеннолетием такие счастливчики идут в паспортный стол, чтобы сменить имя, то и у орков от любого прозвища есть способ избавиться. Пускай и нелегко, но вполне реально.

Фонарь обмолвился, что Железного Кулака в детстве звали Каменный Крепыш. Судя по всему, он рос сильным и волевым орком. Надеюсь, когда-нибудь узнать о сыне вождя больше – он мне искренне симпатичен.

Почему же старика прозвали Барсучьим Жиром? Варианты так и лезли в голову. Вдруг он простудой или воспалением лёгких болел? А в барсучьем жире увидел средство для повышения иммунитета. Он ведь у нас в народной медицине широко применяется. Ещё орк мог просто-напросто обожать мазать его на хлеб или в прошлом страдал ожирением, оттого и получил такое имя.

Пока я гадал, Железный Кулак приблизился к старому орку на расстояние вытянутой руки. Я невольно отметил, что Барсучий Жир смотрелся рядом с ним, как потрёпанная дворняга рядом с кавказской овчаркой. Молодой орк был выше на две головы и в полтора раза шире в плечах.

– Железный Кулак приветствует Барсучьего Жира, шамана здешнего селения. Железный Кулак просит приютить усталых путников на одну ночь.

Шаман. Теперь понятно, почему он так разодет. Смею предположить, в руках у него посох, а не коряга. Я смутно припомнил рассказы Леонарда о подобных Барсучьему Жиру. Точно! Некоторые орки владеют магией, они-то и зовутся шаманами. Рождаются они в сотню раз реже, чем обычные.

Пока я штурмовал память, безуспешно вспоминая беседу с магом, орки разговаривали.

– Сыну Тяжёлого Рока рады везде. Никто не смеет отказывать ему, чего бы Железный Кулак ни просил, – ухмыльнулся Барсучий Жир и по-дружески махнул в сторону самого большого шалаша. – Прошу, Железный Кулак, располагайся с друзьями в моём скромном жилище.

– Железный Кулак благодарит Барсучьего Жира, – сын вождя сдержанно кивнул. – Железный Кулак подарит десяток лошадей твоей деревне за оказанное гостеприимство.



Александр и Жанна Богдановы

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться