Браслет для графа Девиера, или Битва за Тутум

Часть 1. Глава 7

Фредегар направился к выходу, я и Фалш поспешили следом. Виляя коридорами, мы очутились в небольшой комнате. Думаю, в кабинете принца. У стен заставленные доверху книгами и свитками шкафы, три мягких кожаных кресла у стола из красного дерева. Полагаю, Фредегар вёл с кем-то переписку: вокруг чернильницы много пятен, рядом с ней лежали письма и с десяток перьев, некоторые уже пришли в негодность.

– Присаживайтесь, господа, – любезно предложил Фредегар, указывая на кресла.

Мы послушно уселись напротив принца.

– Фил, в узком кругу я бы хотел, чтобы мы общались как друзья, – продолжил юноша. – Отбросим этикет со всеми его «выканиями», называй меня Фред. Ты ведь не возражаешь?

Признаюсь, для меня это стало приятной неожиданностью. Вы уж поверьте, не каждый удостаивается такой чести.

– Как скажете, Фред.

– Как скажешь, – поправил меня принц.

– Как скажешь, – я кивнул.

Он одарил меня улыбкой и откинулся в кресле.

– Хорошо… Когда-то здесь сидел мой отец, – печально объявил Фредегар и убрал бумаги и письма в ящик стола. – Вы спросите: почему в такой скромной комнатушке? Совсем же тесно! Отвечу: он никогда не гнался за роскошью, не просил многого, его больше беспокоила судьба народа, чем собственная… Мне сильно не хватает отца. Хотел бы я стать таким же великим, как он. Люди слушали короля Седрика с открытыми ртами. Все его уважали и любили... Хотя нет, выходит, не все!

– Пред-д-датель об-б-бязательно буд-д-дет наказан! – пообещал Фалш.

– Безусловно. – Фредегар перевёл взгляд с колдуна на меня. – Фил, ты точно готов повторить всё сказанное мне, но уже перед Большим судом?

– Да, – подтвердил я. – Как это проходит?

Принц с колдуном недоумевающе переглянулись.

– Ты никогда не присутствовал на Большом суде? – догадался Фредегар.

– Нет, даже не слышал о нём. Я ведь совсем недавно на Тутуме, а так-то из скромного Саннибула, – соврал я, надеясь, что на другом патриуме и слухом не слыхивали о Большом суде.

К счастью, Фалш, истинный уроженец Саннибула, никак не отреагировал.

– Ох, я забыл, что там другие порядки, – задумался Фредегар. – Тогда запоминай: по закону Большой суд собирается для решения важных проблем, но лишь в тех редких случаях, когда регент и несовершеннолетний наследник престола не приходят к общему согласию. Раньше такое бывало несколько раз в год и всегда для вида. Ну, сам понимаешь, народ требует зрелищ. А сейчас – дважды за неделю и уже всерьёз. В удивительное время живём, жестокое и непредсказуемое...

– Что я должен знать о суде? – поинтересовался я, пока принца не понесло на философствование.

– Да, о суде, – Фредегар облизал губы, затем сложил пальцы в замок. – Судьями выступают семь человек. Трёх из них изберут жители Бронкастера, как только им скажут о такой необходимости. Обычно высокой чести удостаиваются люди, которые пользуются доверием и уважением у большинства граждан столицы. Могу предположить, что не обойдётся без воина-героя Бейнита.

Я впервые слышал это имя, а оттого не поленился спросить:

– Кто он?

– Солдат в отставке. Бейнит потерял руку в сражениях с нелюдями на Морсусе. Настоящий патриот королевства. К его мнению прислушивается треть армии.

– Уверен, такой обязательно примет нашу сторону, – высказался я.

– Не сомневаюсь. Вторым человеком, вероятнее всего, окажется господин Чуква. Как поведёт себя он – лишь богам известно.

– А чем он занимается?

– К-к-купец, – ввернул словечко Фалш.

– Да, Чуква – купец, – пожал плечами юноша. – Причём один из самых успешных и влиятельных. И не только в Алькасаре, но и на всём Тутуме. Ну, а третьим мы, к сожалению, увидим бродягу Божми.

В голосе принца чувствовалось раздражение.

– Почему «к сожалению»?

– Мало того, что он нищий, воняет хуже ведра с протухшей рыбой, так ещё и дерзок со всеми, – Фредегар каждым жестом показывал, насколько ему неприятен этот Божми.

– Как же он попадёт на суд? – недоумевал я. – В чём секрет?

– Людям нравится, как он выступает. Божми приносит хаос и смятение в каждое разбирательство. Он точно кара богов! Напоминание, что не всё в руках знати. На деле же – шут гороховый, ничего более!

Да уж, воин, купец и нищий. Жители Бронкастера умеют удивлять.

– Фред, а всегда ли одни и те же? – полюбопытствовал я.

– Хороший вопрос, Фил.

Прежде чем ответить, Фредегар демонстративно почесал подбородок. Ну, точно древнегреческий мыслитель. Интересно, принцев с детства обучают казаться умниками или у Фредегара особый дар?



Александр и Жанна Богдановы

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться