Браслет для графа Девиера, или Битва за Тутум

Часть 2. Глава 8

Удивительно, но я впервые лицезрел герцога Артийского в чёрном костюме, обычно он предпочитал цветастые. В противоположность ему племянник облачился в белое с серебром. Честнодел же был в бессменной серой мантии.

Пожилой духовник нёс на мягкой зелёной подушке корону Алькасара. Тонкие золотые зубцы устремились вверх. Под единственным широким зубцом блестел огромный алый рубин. Работа показалась мне простоватой для королей Алькасара – не знаю почему, но я ожидал увидеть нечто грандиозное. Скажем, с тысячей ослепительно ярких камней, а не с одним.

Троица остановилась у ног Крушдалса. Фредегар грациозно опустился на одно колено. Высший светлый прочитал присутствующим людям и богам торжественную речь, и Хамиш водрузил корону на голову племянника.

Регент сложил полномочия, и на трон официально взошёл сын Седрика и Госвинды. Хамиш медленно повернулся к публике и произнёс грустным, совершенно неподходящим для торжественного события голосом:

– Да здравствует король Алькасара – Фредегар Конфидион!

– Да здравствует король Алькасара – Фредегар Конфидион! – дружно заревел народ, восхваляя монарха.

Они ещё дважды повторили, пока юноша не поднял руку, прося тишины.

– Как же приятно звучат ваши слова! – Лицо Фредегара светилось счастьем. – Я обещаю, моё правление станет незабываемым для каждого из вас! Все мы заживём одной большой семьёй. А теперь приглашаю на площадь, друзья! Там вы насладитесь праздником и разделите великую радость вместе со своим королём.

Как только он закончил, появились одетые в мифрильную броню стражи. Помнится, небезызвестный Одинокий Коваль изготовил немало таких комплектов. Теперь понятно, кому они предназначались.

Под громкие крики толпы воины сопровождали новоиспечённого короля Алькасара на площадь. Охваченные эйфорией или бьющим в голову алкоголем, люди рванули следом. Каждый хотел быть поближе к Фредегару в этот знаменательный день.

– Адская смесь! Нам тоже следует поспешить – давка предстоит сумасшедшая, – предрёк Фонарь, посмотрев на всеобщее безумие.

Мы кое-как (я впервые в жизни работал так энергично локтями) выбрались на площадь. Вдалеке, возле замка, я увидел пресловутую статую. Король восседал на коне, подбородок гордо вскинут, правая рука тянется вверх, сжимая меч. Доспехи и сбрую скакуна покрывала позолота. Она блестела под яркими солнечными лучами, придавая статуе ни с чем не сравнимое величие.

В этот раз не пришлось толпиться внизу: нас разместили на трибуне, примерно по центру. Пускай не рядом с королём (к счастью, он усадил подле себя приглашённых на коронацию эльфов, гномов, данков и орков), но места очень даже приличные.

Хани любила подобные движения, как никто другой, а оттого крутилась точно волчок. Ох, уж эта любительница внимания: то в одну сторону глянет, то в другую, то начнёт ругать Фонаря, в очередной раз обвиняя в измене.

– Ах ты, негодяй! Что же после венчания будет? Ну, ты скажи, куда пялился секунду назад, а? Куда пялился, я тебя спрашиваю, человек-загадка?

– Товарища со службы заметил, – красный как варёный рак, оправдывался рыцарь.

– Угу, а товарищ твой пятый размер груди отрастил и платье с глубоким декольте надел? Так и выпадают! Как же милорд называл тех, кто вначале мужчиной был, а потом в женщину превратился…

– Милая, не надо громких слов, – взмолился Фонарь.

– Ах, не надо! – Хани резко подскочила с места и крикнула грудастой девице через четверть трибуны: – Смотри, укатятся арбузы, срамница ты бесстыжая!

Сконфуженная девица поспешила отвернуться.

– Не знала, что женщин берут в королевскую стражу. Или у тебя с ней интрижка была? Признавайся!

– Адская смесь! Не было ничего! – съёжился барон фон Арн. – Бумаги она заполняла, а так…

Я устало посмотрел на голубков. Нет, сегодня я не хочу влезать в их разборки.

– Образованные нравятся? – Не могла остановиться рыжая. – Ты смотри, какой разборчивый! И часто вы общались?

– Да ты чего, Хани?                   

Лицо Жоры стало белее снега.

– Того! Гляди у меня, не буди зверя! Скалка в сумке лежит, верно ждёт своего часа… Поди ты! Жора, у тебя, что, брат по ремеслу завёлся?

– Прекрати орать, люди же вокруг.

– Я серьёзно! Вон тот носатый упырь на меня таращится своими маленькими свиными глазёнками.

– Может, попутал с кем-то, – предположил рыцарь.

– Прикрываешь таких же олухов? Молодец! Попутал с кем-то? – Всё, Хани нацепила любимую роль гопника. – Рамсы он попутал… Надо же, подмигнул мне. Вот хамло!

Рыцарь уставился в указанном направлении. Заметив старикашку с длинным горбатым носом, он заскрежетал зубами.



Александр и Жанна Богдановы

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться