Брат во Христе

11часть

Рэб придержал автомат Скорняка, рефлекторно дернувшийся в направлении угрозы.

            - Стоим! Мы не опасные! Хотели спрятаться на крыше, переждать, пока твари успокоятся! – Выкрикнул Рэб.

            - Это вы стреляли?

            - Мы. На нас напал топтун.

            - Вы их что, сортируете уже?

            - Ара, друг, пусти к себе, мы все расскажем. – Выкрикнул Скорняк. – Ты же хочешь знать, куда попал?

            Вместо ответа, ствол ружья поднялся вверх и ушел в крышу.

            - Ара, она нас приглашает?

            - Может быть, решил убрать лестницу? – Предположил Рэб.

            Они неспешо, не сводя глаз с «бойницы» подошли к торцу дома. Хозяин чердака не показался до сих пор. Его замысел был неясен.

            - Дай автомат, я полезу первым. – Рэб забрал автомат с глушителем у Скорняка и отдал ему свою винтовку.

            Со стороны путей раздался рык и шум. Потревоженные мутанты собирались на звуки боя.

            - Скорняк, спрячься пока за дом.

            Рэб поднялся и замер перед закрытой дверью. Со света заглядывать внутрь чердака бесполезно, все равно ничего не увидишь в его потемках. Пришлось убедить себя, что человек в адекватном состоянии, что бы открывать огонь сразу. Рэб перевесил автомат за спину.

            - Друг, у меня нет оружия в руках. Пусти на время! – В ответ, тишина. – Мы с добрыми намерениями. Мы можем тебе помочь. – Рэб вспомнил, что человек должен страдать без живца.

            Ему никто не ответил. Рэб открыл дверь и заглянул внутрь полумрака. В нос ударил запах нечистот. Тоже ощутили люди Мотора, вытаскивающие его из секретной комнаты. Человек лежал на спине и не подавал признаков жизни.

            - Скорняк, иди за мной, он без сознания. – Рэб забрался внутрь.

            Следом заскочил Скорняк с собакой в руках, затянул за собой лестницу внутрь.

            - Живой? – Спросил он.

            - Да, пульс есть. Придержи его, я залью ему эликсир.

            Скорняк убрал от человека ружье подальше, посадил его и сжал пальцами между челюстями, чтобы открыть рот. Человек несвязанно забубнил. Рэб воткнул ему в рот горлышко и залил живца. Человек сглотнул и закашлялся. Почти сразу глаза его открылись. В них было удивление и страх. На вид, ему было за сорок, хотя возраст могла придать изможденность. Темные круги под глазами, выступившие от голода скулы.

            - Все нормально. Выпей еще, станет легче.

            Мужчина сделал еще глоток, поморщился..

            - Откуда вы?

            - Ара, оттуда. Здесь все равно, откуда, все равно все неместные.

            - Давно это случилось? – Спросил Рэб.

            - Дня, четыре назад. Сегодня, какое?

            - Тут нет календарей. Такое, какое ты хочешь. Ты, четыре дня без живца продержался? Молодец!

            - Объясните мне, что за чертовщина? Куда все делось? Что происходит?

            - Слушай, мы тебе обязательно расскажем, а пока давай помолчим. У тварей хороший слух.

            Мужчина, которого звали Герман, приехал к матери, с Дальнего Востока в свой отпуск, чтобы проведать старушку и перекрыть крышу. Старое, еще с демидовских мануфактур железо, дало течь спустя сто с лишним лет. Неделю он запасал стройматериалы, возил их из города, а потом, в один прекрасный день, после жуткого тумана, оказался вместе с вокзалом непонятно где. По его рассказам, не успел рассеяться туман, налетели какие-то военизированные банды. Не церемонясь ни с кем, вскрыли вагоны и погрузили в грузовики содержимое из них. Стреляли в любого, кто пытался им помешать. За пару часов, они выгребли все, что посчитали нужным и уехали. Герман не лез им на глаза, наблюдал со стороны. Рассказал, что было много машин с пулеметами и ЗУ. Сразу, как они уехали, появились страшные существа и начали рвать людей на куски. Герман спрятались с матерью в погребе, вход в который был из дома. Сутки вокзал шумел кровавым пиршеством. Регулярно раздавались человеческие крики и рев существ. Потом, старушке стало нехорошо, и она быстро слегла. Герман выбрался в дом и нашел аптечку. Вернулся, чтобы накормить мать таблетками, а она уже пришла в себя, и попыталась его укусить. Хорошо, что в суматохе, она не надела свои вставные челюсти. Герман выбрался из погреба и спрятался на крыше, прихватив с собой ружье.



Сергей Панченко

Отредактировано: 16.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться