Брат во Христе. Второе пришествие.

Размер шрифта: - +

Глава 7

            Глава 7

 

            Дизеля с товарищами держали в тесном и душном вагончике, усиленном металлическими прутьями. Отхожее место находилось в углу и представляло из себя простую дыру в полу. Вагончик возился на прицепе мощным пикапом «Доджем». Сквозь зарешеченное окно можно было видеть только горы и узкий серпантин, по которому их возили с места на место.

            До беседы с ними никто не снизошел, так что удержание в плену пока было необъяснимым. Неопределенность мучила. Хотелось понять, с кем имеешь дело. Ради чего им оставили жизни, радоваться этому или ждать смерти?

            По тому, что удалось разглядеть, группировка, взявшая в плен, по структуре походила на «орден Тиамат», полурелигиозную организацию, занимающуюся поставкой органов «внешникам». Однообразная экипировка, одинаковое оружие, только на машинах не было никаких надписей или рисунков, подобных тем, которыми были разрисованы вся техника Ордена.

            Дизель решил, что организация выполняет наемнические функции, только в интересах кого, ему было совершенно непонятно. Давний случай с тайным исчезновением Рэба, разросшегося до внушительного мутанта, подсознательно всегда держал в напряжении. Кто-то прекрасно знал про затерянный в горах стаб и мог спокойно напасть на него. Удалось же им по-тихому вытащить тушу мутанта весом не меньше тонны.

            Однако, любое предположение не давало ответа на вопрос, зачем они кому-то понадобились живьем. Неслыханное явление для Улья, в котором жизнь не стоит ничего. И что мешало им напрямую напасть на «Затерянный мир» не устраивая хитрые ловушки. А провели они Дизеля с товарищами, как детей. Сильный менталист выдал себя за раненого человека и так легко внушил всем жалость к нему, что никто и не понял, как легко ему удалось нейтрализовать группу. Он спокойно отправлял в бессознательное состояние одного бойца за другим, заставляя оставшихся верить в то, что они видят перед собой члена группы.

            «Додж» остановился у ворот лагеря, обнесенного «колючкой». Дизель и товарищи пытались в узкое окно, мешая друг другу, разглядеть место, в котором, возможно, решится их судьба. Вышки по периметру, внутри техника, задравшая стволы пушек и пулеметов в сторону нависающих гор. Народу не много, и все, кто есть, заняты делом. Для банды, промышляющей органами, слишком деловая атмосфера.

            Вагончик открыли и сразу в него зашел свежий горный воздух.

            – Выходи по одному! – приказал человек с автоматом в руках. – Руки перед собой!

            Дизелю уступили право первого. Он вышел из вагончика, огляделся и дал надеть на себя наручники. Помимо того, что теперь у него были связаны руки, между ними еще пропустили в палец толщиной стальной трос, натянутый между двумя столбами. Передвигаться можно было только вдоль этого троса, как собака на привязи.  

            За Дизелем вышел Шаткий Тростник, тощий боец из его отряда, получивший индейское прозвище за свою субтильную конституцию. Его грубо приковали к тросу и оттолкнули так, что он едва не упал. Дизель едва успел подставить свою спину, чтобы поймать товарища.

Пока его бойцов нанизывали на трос, Дизель рассмотрел лагерь. Он сразу понял, что это «времянка». Ничего капитального в нем не было, свернуть лагерь было делом пары часов. Да и не похож был здешний кластер на стаб. Скорее всего, у владельцев лагеря имелись сведения о частоте его перезагрузки, чтобы вовремя свернуться.

Отряд из шести человек, нанизанный как мясо на шапмурах, запекался под палящим солнцем. Ясности изменившееся положение не добавило. Разъяснить ситуацию к ним так никто и не подошел. Спустя два часа принесли баланду, типа окрошки, в которую добавили живец. Отряду полегчало физически, но не морально. Здешняя охрана оказалась неразговорчивой, игнорировала любые вопросы, касающиеся дальнейшей судьбы пленников.

– Сто к одному, что нас готовят к какой-то демонстрационной казни, – поделился соображениями Шаткий Тростник.

– А не слишком ли было геморно ловить нас. Вон, куча кластеров с новичками, хоть тысячами казни каждый день.

– Может, он и прав, – поддержал Шаткого Тростника Дизель. – Мы, ведь, отшельники в каком-то смысле, отказавшиеся играть по общим правилам. Нам этого могут не простить.

            В этот момент он подумал про дочь. Очень не хотелось, чтобы она осталась одна. Ее дар, чувствовать людей, имел обратную сторону, она не могла ни с кем сблизиться. Понимая искренние чувства людей, начинаешь точно знать их отношение к тебе. Для девочки это было сложным испытанием знать, что люди тебя недолюбливают, как раз за то, что ты видишь их изнутри.

            – Дизель, нам надо сбежать отсюда, – предложил Петля, обладающий способностями кинетика. – Я смогу силой мысли открыть наручники без ключа.

            – Куда бежать? – Дизель не имел представления о том, где они находятся.

            – Все равно куда, дорогу потом найдем.



Сергей Панченко

Отредактировано: 05.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться