Братья 2. Пешки.

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Совет.

 

В небольшом хорошо освещенном зале полукругом стояли тринадцать высоких кресел. Из тринадцати кресел пустовало всего одно. Оно принадлежало одному из самых великих артефактных рыцарей – Актору. Актор был самый сильный из присутствующих здесь… Самый сильный и самый глупый… Или смелый, как считают все остальные. Но двенадцать считали его глупым. А как ещё назвать человека, променявшую свою бессмертную жизнь, на сомнительную победу в одной битве. А может остальные двенадцать глупцы…Огион был уверен, что если все они примут участие в войне, то она закончится почти мгновенно. Вот только не все двенадцать переживут эту бойню. Именно поэтому они никогда не пойдут на это. И именно поэтому кресло Актора всегда будет пусто, как излишнее напоминание. После смерти Актора расстановка сил в Совете толком не поменялась. Место самого сильного занял Циан. Он был наделен самой опасной способностью из всех. По крайней мере для двенадцати. Циан может не просто убить, он может сделать гораздо хуже… Его способность заключалась в извлечении организма и, что немаловажно, сохранение его в целостности. Секунду назад ты был могущественным бессмертным существом, а после легкого прикосновения ты снова ничтожный человечишка с продолжительностью жизни как у насекомого… Просто пожать руку Циану уже нелегкое испытание. Кто знает, не припомнил ли он им какую обиду? Вторыми самыми могущественными были три брата: Митор, Клостор и Хотор. Их сила в их единстве и многочисленности. За двести пятьдесят лет, что они заседают в Совете, Огион ни разу не видел, чтобы они спорили, не говоря уже о более серьезных разногласиях.За ними шел сам Огион, с его способностью создавать локальные черные дыры в никуда. Остальные члены Совета: Дор, Лотрок, Велия, Амист, Гратиэль, Хир’ли, Лосиния были не менее сильны и могущественны. Это собрание Совета было собрано для того, чтобы провести суд над новообращенным рыцарем Крисом, которого опальный рыцарь Рас притащил с Земли. Но для начала новости требовали обсуждений:

- Приветствую вас всех. Прежде чем состоится суд, нам есть, что обсудить, - начал Огион. – Наши религиозные друзья сообщили интересную новость – у них объявился новообращенный рыцарь одержимый призраком. Угадайте кто?

- Первый брат? Ник? – удивилась Велия. – Как такое возможно?

- Призрак оказался не столь безумным, как тот, что вселился в Вендела, - объяснил Огион. После катастрофы на Лирии туда прибыло два рыцаряЛотрок и его новообращенный подопечныйВендел в компании ученых. Союзники силы Лотрока защитили его от угрозы, а вот новообращенный Вендел ещё не имел подобной защиты… После того, как его окружили призраки и один сумел вселиться в него, он сошел с ума и попытался убить Лотрока, попутно перебив всю ученую группу. Попытка не удалась. Но вывод сделали все. – Я вам даже больше скажу, призрак просил упокоить его, а тело вернуть владельцу.

- Это что шутка? –недоуменно уставился на Огиона рыцарь Дор.

- Если бы! Сам было немало обескуражен.

- И что же сделали ноффы? – спросила Лосиния.

- То, что приказал им я. Они избавили рыцаря от призрака и воспользовались нашей разработкой на основе способности Велии. Ник не смог трансформироваться и был заключен под стражу.

- Поле стабильно? – подалась вперед Велия. Её способность, одна из немногих, которую Совет смог изучить и, что немаловажно, воспроизвести искусственно.

- Более чем. Они подключили прибор к источнику питания и пока все штатно.

- Как они изгнали призрака? – спросил Дор.

- С помощью ловчего, - ловчими Совет называл ловцов душ – одних из немногих существ в обоих вселенных, способных убить рыцаря.

- Не Ксандер ли часом постарался? – спросил Амист.

- Он. Знаешь его?

- Пересекались. Неприятный тип, - поморщился Амист.

- Почему он ещё жив? – негромко пробасил Циан и в зале на миг воцарилось молчание. Совет всегда устранял подобные угрозы. Чем меньше людей, подобных Ксандеру,бороздят просторы космоса, тем дольше будет жив каждый из двенадцати.

- Ксандер – наемник. Он выполняет ту работу, за которую ему платят. Работой последние несколько лет обеспечивают его люди Совета, - ответил Огион и Циан вперил в него тяжелый взгляд. Огион усилием воли подавил желание отвести глаза от Циана. Нельзя показывать, что он боится его! – К тому же рыцари есть и у Тёмной вселенной и умения Ксандера могут быть нам полезны, - Циан кивнул и переключил внимание на окно. Он часто так сидел, глядя в окно, словно ждал кого-то.Огион мысленно выдохнул.

- У нас снова появился рычаг давления на Криса, может тогда не стоит тянуть время? – спросила Лосиния.

- Я не думаю, что стоит торопиться и открывать карты по поводу Ника. Юноша молод и горяч. Он может повести себя… неадекватно. Действовать надо осторожнее. Мне кажется надо держаться изначального плана и начать погружение юноши в среду, - Огион обвел взглядом остальных.

- Время терпит.Не к чему форсировать события. Орудие должно сработать как задумано, - проговорил Амист. Орудие… Совету тяжело дался этот шаг. Как давно стало известно: землянин обращенный рыцарем априори является сильным рыцарем. Волею провидения они находят самые мощные артефакты, им покоряются самые сильные союзники силы каких только можно раздобыть, но у такого могущества есть своя плата… Сила и мощь пьянит их настолько, что они почти сходят с ума. Совет уже делал так, почти сотню лет назад. Обратили землянина и он неожиданно быстро обрел серьезную силу, представляющую опасность даже для Совета. Пока он обретал свое могущество, то оброс друзьями и знакомыми, то есть погрузился в социальную среду, что и послужило рычагом давления. За своих друзей он сделал очень многое, и когда выполнил свою миссию, Совет его устранил. Хороший план. Иотносительнобезопасный для Совета. На миг Огион почувствовал отвращение к самому себе и к остальным, но подавил в себе это чувство. Ведь они не всегда просиживали задницы в этих креслах, все они когда-то воевали и чувствовали, как смерть кружит вокруг них. Очень мерзкое чувство, которое никто из двенадцати больше не хочет испытывать.



Knight

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться