Бредовый сон.

Глава 1.

Безопасное убежище с его «умными» минными полями, камерами, толстыми стенами, укреплениями, ловушками и очень опасными для тварей товарищами остались позади. Вокруг раскинулась нескончаемая степь напополам разрезанная трассой, вдоль которой я и шел. Лишь резко меняющийся оттенок травы говорил о том, что менялись кластеры. Некоторые кластеры подгружались летними, но большинство было осенним и свежая зелёная трава сильно бросалась в глаза.

Как ни странно, одиночные твари боялись хорошо просматриваемых пространств так же, как и люди. Никто не хотел тут маячить, опасаясь быть замеченным всеми подряд. Вот никого и не было. За пройденный десяток километров никто так и не попался за исключением двух лотерейщиков. Те что-то усердно поедали и даже не обратили на меня внимания, хотя скоро всё в корне поменяется. Пойдут кластеры с поселками и городами. Вот там и начнётся движуха, хотя и не самая серьёзная. Это Ближний Запад и тут ещё немало неразвитых зараженных. Хоть и элиты больше чем в обитаемом секторе.

В паре километров впереди меня сгустился кисляк - кластер перезагружается. Здесь, посреди степи, мало чего происходит, разве что трава станет свежее и зелёный туман выбросит одну-две машины. Но винтовку лучше перехватить поудобнее. А заодно получше слушать чуйку. Чуйкой я называю одну из граней своего Дара, она позволяет ощущать чужие желания и намерения, нередко это помогает уходить от нежелательных стычек и всегда предупреждает о засадах.

И вот - кто-то сильно захотел поскорее доехать домой, а другой был чем-то очень сильно раздражен. Я, на всякий случай, залег в кювете и приготовился к стрельбе. Кисляк рассеялся и я увидел источник этих двух желаний - двух ментов ехавших в “семерке”. Машина промчалась мимо меня и вызвала бурную реакцию у оставшихся позади лотерейщиков. Когда они умчались где-то на километр, я поднялся и побрел дальше. Края сознания коснулись безотчетный страх и дикое желание утолить голод. Несколько выстрелов стали последним штрихом в картине, которую не хотелись ни видеть, ни чувствовать. Но никуда не денешься. Сам развивал и развивал осознанно.

Вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь порывами холодного ветра. На свежезагрузившемся куске поля росли подсолнухи. Я подошел к ним, сорвал цветок и наковырял из него немного семечек, лишь после этого побрел дальше. С одной стороны хотелось быстрее попасть в более интересные места, а с другой торопиться было некуда.

На горизонте появилась заправка, там можно остановиться - пообедать и пополнить запасы воды. Хотя литровая фляга еще не опустела. А вот дальше расслабляться не стоит - начинаются лесополосы, а следом за ними идет большая деревня. Даже за несколько километров ощущаю чьё-то голодное ожидание. Ощущается нечетко - видимо кто-то сумел откормиться до мелкой элиты и теперь ожидает скорой перезагрузки желая перерасти и этот этап.

А еще, ощущаются чьи-то намерения попасть на ту же заправку, к которой иду и я. Но источники находятся позади меня. Трейсеры, как нынче полюбили называть себя охотники на зараженных. Скоро я их увижу.

Когда до меня стал доноситься нарастающий шум двигателей я уже знал, кто едет к заправке. Группа Каната. Чтож, приятно повстречать знакомые лица. В его группе есть сенс, слабее меня, но тоже ощутил мое присутствие и узнал. Так что рейдеры подъезжали к импровизированной поляне, которую я поторопился накрыть. Мясные консервы, хлебцы и пиво, вот и вся поляна.

Шесть одинаковых матово-серых Субару “Форестеров” заехали на заправку. Бойцы покинули машины и очень слаженно приступили к заправке баков и заранее подготовленных для этого канистр. Командир группы же сразу двинулся к кассам, как раз туда, где я накрывал импровизированный стол.

  • Здорово, Шепот. С правилами дорожного движения не знаком? Куда алкоголь ставишь?

  • Здорово-здорово, Канатище. Я ж по банке, символически, за встречу. Да и праздник у меня, не грех будет. Или тебе безалкогольного?

Канат нахмурился.

  • Что ещё за праздник?

  • Четвертак, как я в Улье небо копчу.

  • Да ты что!

  • Только вот трепать всем подряд не надо. Надоело, что в любом стабе шепчутся.

  • Ну, твоё имя обязывает. А за такое действительно не грех.

Заправив машины бойцы собрались за столом, оставив одного наблюдателя. Которого через несколько минут сменили, дав выпить-поесть. Узнав о причинах “банкета” кто-то решил поздравить. А я так и не понял, есть ли с чем поздравлять.  Бойцы Каната предложили “подвезти ветерана”, от чего я решил не отказываться. Всё же не нужно топать полторы сотни километров до интересных мест.

Канат был из тех, кто понимал, что броня матерым тварям не помеха, и то, что в этих местах колонна, которая встала – мертва по определению. Поэтому и подошел к вопросу транспорта не самым привычным способом: компактные внедорожники, на которых раскатывала его группа не были обвешаны броней по самое не могу. “Навески” на них был самый минимум, внешне они больше напоминали обычные “гражданские” машины. Переделки больше затронули двигатели и ходовую. Пятьсот лошадиных сил и подвеска пригодная для гонок по гравийкам дали этим машинам неплохой шанс выживать если не в самом Пекле, то близко к нему. Бешеная динамика и отличная маневренность оказались куда полезнее тонны металла.

 Канат сам был первоклассным водителем, возможно в прошлом гонщиком, и за руль других машин посадил таких же ребят. Многие крутили пальцем у виска, глядя на всё это, но состав группы почти не изменился за пару лет катания по Ближнему Западу, а это чего-то стоило. Только движки на машинах им приходится менять часто, а порой и сами машины.



Илья Губанов

Отредактировано: 23.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться