Бредовый сон. Отголоски.

Размер шрифта: - +

1.

– Мне одному кажется, что тут какая-то хрень творится?

Долг, сенс Каната, смотрел на меня как-то неуверенно, ожидая подтверждения или опровержения его ощущений.

– Тревога какая-то. Её пытаются тщательно скрыть. Ближе подъедем и посмотрим.

– Хорошо.

В “Форестере” кроме нас никого не было. Смысла сажать кого-либо ещё в головную машину не было. Долг освоился с управлением форсированной машиной на весьма достойном уровне и мы были радаром для всей остальной группы.

Стены Крепостного приближались и ощущение тревоги усиливалось, хотя большинство этого даже не заметило этого. Кто-то очень тщательно скрывал произошедшее. Мы с Долгом переглянулись и синхронно закурили.

– Не нравится мне это. Ох, не нравится. – сенс долго всматривался в бойцов на КПП, но, видимо, ничего не высмотрел. Вели себя они как обычно.

– Посмотрим. В центр надо будет наведаться, разузнать, что к чему.

– Давай, а то у нас никто туда не вхож, кроме Каната. Да и он пинком дверь к главным не откроет.

Основная колонна направилась к обиталищу Каната, а меня повезли к центру поселения. Машина остановилась у очередного КПП. Дальше только по пропускам или по вызову. Мне пропуск выписали в прошлом году. Я вышел из машины, на ходу доставая документы и мобильник. На проходной я ощутил более сильную тревогу, но мучать охрану расспросами не стал, тем более, что никого знакомого не увидел.

Попав в центр я дошел до ближайшей скамейки и устроился на ней. Прежде чем куда-то идти и кого-то расспрашивать, стоило сперва прочувствовать местную атмосферу. Может здесь народу не до меня с моими ощущениями, и не до заказа с Девятки.

Пока сидел и курил, понял, что тревога исходила в первую очередь из дома, где жил Лектор. Что послужило поводом ему не звонить. Я включил телефон и набрал Ригеля. Трубку главный технарь базы поднял не сразу.

– Да, Шепот. Здоров. – голос звучал так, будто он всеми силами пытался скрыть происходящее.

– Нам есть о чем поговорить?

– Да, наверное. Ты где?

– Возле КПП.

– К моему дому подойдешь? Я буду минут через 20.

– Хорошо.

Я выкурил ещё сигарету и двинул в нужную сторону. Идти пришлось совсем немного и вскоре я стоял у подъезда трехэтажного домика. Буквально через минуту привезли Ригеля. Он подошел ко мне, пожал руку, и велел идти за ним. Мы поднялись к нему в квартиру и прошли в зал. По его настрою я понял, что слова придётся вытягивать. Он поставил перед на стол бутылку виски и два бокала. Налив мне и себе он тут же выпил свою порцию не закусывая. Я влил в себя нелюбимый напиток за компанию.

– Извини, Шепот, нервов не хватает.

– Что с Лектором? – спросил я сразу.

– Убит. Бураном.

Хорошо, что свою порцию виски я уже выпил, иначе точно бы подавился. С минуту я сидел, пытаясь переварить эту новость. Она никак не хотела укладываться в голове. Они никогда не враждовали. В этом я не видел никакого смысла. Как и сам Ригель и, по видимому, все, кто знали их обоих.

– С Бураном что?

– Застрелился тут же. У нас несколько групп разведки пропало. Шло совещание как раз по этому поводу. А когда Лектор дал команду на организацию масштабных поисков Буран подорвался и выстрелил. Сперва в него, потом в себя. Сделал это слишком быстро. Никто даже среагировать не успел.

– Ты там был?

– Да. Подстроить это никто не мог. Если ты об этом. Такое ощущение, что Буран просто с катушек слетел.

Как только он это сказал, завибрировал мой мобильник. Пришло сообщение от Марины: “Звонаря убили”.

– Что? – спросил технарь, увидев, как я поменялся в лице.

Я просто показал ему текст сообщения. Потом налил ещё по порции виски и проглотил не глядя на собеседника. Он сделал тоже самое, потом поднялся и принёс пепельницу. Я тем временем ответил Марине, что скоро вернусь к своим.

– Какие ещё новости? Ваши разведчики, глава одной из групп стронгов. Что и где ещё происходит?

– Не знаю. Последние три-четыре дня нам было не до новостей.

– Сами об этом тоже никому?

– Нет пока. К чему ты это?

– Не знаю. Беду чую. Просто беду. Надо думать.

– Не ты один.

– Пойду к своим. Подумаю. Если что, звони. До послезавтра я точно в Крепостном.

– Хорошо, ты тоже звони, если что.

Я спустился и сразу же направился к выходу из центральной части стаба. На ходу я позвонил Канату и попросил, чтобы кто-нибудь за мной подъехал. Когда КПП остался позади, Форестер уже ждал.

Лишь подъехав к базе Каната и увидев там заплаканную Марину, я осознал, что Звонаря с нами уже нет. А ведь знали его уже лет десять. И плевать, что год не виделись. Я обнял её и попытался успокоить, как мог. Не так уж и много осталось людей, которых знали столько лет. И кого могли назвать другом. И одним таким стало меньше.

– Ребят, пошли помянем парня. Я по пять капель организовал. – это подошел Псих, знавший Звонаря дольше нашего. На первом этаже у Каната были боксы, а жилая часть находилась на втором. Он смог выкупить её полностью, теперь там нашлось место и для нас.



Илья Губанов

Отредактировано: 20.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться