Бредущая по мирам

Font size: - +

Глава пятая. Земля смерти

     Глава пятая
                                     Земля смерти

Серая мгла. Тишь. Воздух был пропитан сыростью. Грязно-желтая луна трепетала в середине темного неба, в ореоле белых лучей.
Я дрожала от холода, обхватив себя руками. Я нарушила все свои запреты. Я пришла сюда, чтобы увидеть его.
Вскоре хлопнула дверь. Подул льдистый ветер. Он колол неприкрытую кожу на руках и лице, словно иголками. Я съежилась  в сине-белом  ослепительном платье и натянула куртку на плечи.  
Алан стоял передо мной и улыбался. Я шагнула  навстречу ему, стиснула руки, и подняла глаза сквозь страх, сквозь застенчивость, сквозь трепет сердца.
- Мери,- произнес он.
- При...вет - мой голос слегка дрогнул.
- А я и не ожидал тебя увидеть так скоро,- признался Алан с радостью. - Мне показалось, что тебе не понравилась в клубе.
- Нет, что ты! - горечь моя таяла, испаряясь легкой дымкой.
- Пойдем ко мне,- предложил он.
Улыбка словно сама зажглась на моем лице, а его глаза отвечали мне.
Мы сидели на диване и болтали, когда неожиданно открылась дверь и вошла Кэтис.
- О чем это вы? - спросила она, усаживаясь рядом. На ее лице залегли сумрачные тени, и скорбь затаилась в прекрасных карих глазах.
- Я хотел показать Мери нашу землю,- ответил Алан.
- Тягостное зрелище,- Кэтис  вздохнула  и поправила черные  волосы, выбившиеся из длинного, до пояса хвоста.
- А ты разве не видела? Ведь это везде одинаково,- продолжила она.
- Я живу далеко,- начала я оправдываться,- и у нас все по-другому.
- Возьмете меня с собой? - робко улыбнулась Кэтис. Попыталась улыбнуться.
- Нет,- отрезал Алан
- Пожалуйста! – взмолилась Кэтис.- Я буду аккуратна! Мне это необходимо, понимаешь? – и она с мольбой посмотрела на него.
- Ну, ладно,- Алан нехотя согласился,- только если будешь помнить о своем обещании,- предостерег он.
Наш поход должен был занять от силы часов восемь. В моем мире была ночь. Здесь - день.
Лучи тьмы трепетали на асфальте, как невесомые бабочки. У выхода из города стояли какие-то люди в форме.
- Кто это? - спросила я Алана.
- Защитники,- ответил он.
Их форма была  коричнево-серого цвета. На груди были пришиты значки, чем-то напомнившие мне о погонах.
- Ваш пропуск,- строго спросила женщина - защитник. У нее были колючие глаза и такое выражение лица, как будто она собирается уличить нас в преступлении.
Алан протянул ей пропуска.
Мы вошли в здание. Мраморные полы, громадные старинные люстры, не включенные. Свет лился откуда- то сверху, сбоку и даже пол лучился. Я молча подивилась и попыталась не показать своего удивления.
Мы зашли в каморку, где выдавали костюмы для выхода из города. Алан и Кэтис достали две карточки и протянули их седовласой, усталой женщине.  
- Алан,- прошептала я,- у меня нет такой карточки.
- Ты что ее забыла? - спросил он, выжидающе глядя на меня.
Я покачала головой:
- Я потеряла ее,- ложь жгла мне язык.
- Кэти,- позвал Алан.
Она оглянулась. Мы отошли на пару шагов.
Кэтис смотрела на него спокойно и вопросительно. "Не скажешь и не надо",- говорил ее взгляд.
- У Мэри нет карточки,- сообщил Алан с тенью смутной тревоги в голосе.- Что будем делать?
Кэтис открыла сумочку, приговаривая:
- Сейчас посмотрим. Может, должна быть карточка на костюм моей мамы. Вот она,- Кэтис вытащила карточку и протянула мне.
- Спасибо,- пробормотала я.
Я разглядывала полученный костюм. Он сшит так плотно, что должен обтягивать тело, но лицо и ладони остаются свободны.
- Ты что никогда раньше их не видела? - изумился Алан.
- У нас другая модель,- выкрутилась я,- а зачем вообще нужны эти костюмы? В городе же не было никакой защиты.
- Нет, была,- спокойно возражает Алан.- И здесь защитное поле. УТО окружает город.
- А что это? - мне не удается подавить вопрос.
-Ты даже этого не знаешь? - Алан явно удивлен.
- Я не слишком лажу с техникой
- УТО - это усовершенствованная технология охраны. От ультрафиолета, природных катаклизмов и других опасностей,- Алан все еще рассказывает, но я почти не слушаю его.
Я вижу по выражению его лица - доброму и понимающему, по тому, как он говорит - тихо, но напряжено, и как вглядывается в мои глаза, что он рад этим глупым вопросам.
- Ну, теперь ты это знаешь,- он подводит итоги.
- Ты хорошо рассказываешь,- шепчу я. У меня кружится голова.
Только этого мне не хватало! В едином порыве я отворачиваюсь от него, и бреду к Кэтис уставившись себе под ноги. Ведь я знаю, что такое же выражение и на моем лице. Я боюсь любви. Я боюсь... любить. Ибо любовь - опасна. Она - нож разящий и безжалостный. Любовь - зависимость, наркотик и без нее жизни нет.
Мы забираем костюмы и идем в раздевалку.
Раздевалка - комната без окон. Стены окрашены в темно- синий цвет. Здесь были шкафчики и стулья.
Я переодевалась и думала о доме и не видела ничего вокруг.
Как они там без меня: Алексей, мама, и Ангел?
Я не имела права уходить.
Странный смерч горечи и иступленной надежды бушевал во  мне.
- Идем,- Кэтис позвала меня. Мы вышли в коридор. Его стены были оклеены зеленой, незнакомой мне тканью.
- Из чего она?- спросила я Кэтис.
- Металлы, пластмасса, краска и льюриды.
Я кивнула.
- Льюриды – небось, какие-то химические соединения, да?
- Не будем вдаваться в подробности. Я и сама не знаю. А Алан, он рубит в таких вещах. А вот и он,- Кэтис обернулась и крикнула Алану, - догоняй!
Я не стала спрашивать его, потому что терпеть не могла химию
Мы вышли из здания.
Безжизненная равнина течет во всех направлениях. Серые камни и черно-бурая земля. Все здесь мертво. Отравлено людским дыханием.
Насколько мертвы были те люди, скажи мне, боже?
Мы идем сквозь мглу. Серый сумрак укрывает нас.
Изредка я вижу засохшие скелеты деревьев - их тонкие, немощные руки тянутся ввысь, моля. О чем? Может быть о жизни? Я не знаю.
Я так устала.
И это все по-настоящему.
Ночью я лежу и не могу уснуть. Я вижу изломанную, серую землю. Я вижу темное небо. Здесь нет ни травы, ни цветов, ни животных. Вихрь смерти пронесся над головой жителей этого мира. И мне страшно от понимания того, кто в этом виноват. Это все - правда. Все, что я описала.
Я встала и присела рядом с Аланом.
- Ты еще не спишь? - я вся дрожала. Не от холода.
 Он поднял голову, опираясь на локоть, и взглянул на меня.
Какие у него ясные глаза!
- Нет,- ответил Алан.- А что случилось?
- Я…- Я не знаю, что сказать.- Как же вы живете?- произношу я, наконец, и стыд обдает меня горячей волной, хотя ничего дурного я не сказала.
- А разве вы живете иначе? – спросил он по-доброму, но подозрение проступает в его тоне – точно лезвием по моей душе.  
Я молчала. Я все испортила. Нельзя быть такой…
- Мери, откуда ты? - тень надежды проступила на его лице, светясь в глазах. Словно цветы вырастают после дождя.- Неужели у вас все по-другому? Вы нашли способ? - он схватил меня за плечи.
Между нами сантиметров двадцать.
- Н-е-т,- я выдавила из себя слова,- но, пойми…
- Ты врешь,- оборвал он меня.
- Прости,- я ухожу.
Если Алан узнает правду, то он решит, что я… я – сумасшедшая. Он не поймет.
Утром он вел себя так, как будто ничего не случилось: разбудил нас, свернул и убрал одеяла, приготовил завтрак
- Как ваша земля стала такой? – спросила я Алана. Кэтис брела чуть впереди, напевая себе что-то неслышно под нос. Мне показалось, что это была та песня, с которой она выступала. А я, опасаясь его реакции, все же не смогла удержаться от вопроса. Любопытство жутко мучило меня и страх – ведь наша земля тоже, наверное, станет такой.
Алан недоверчиво поглядел на меня. И ответил:
- Мы ее зас…,- далее шло не слишком приличное слово.
Я поморщилась:
- Не выражайся.
- Ты спросила – я ответил. Просто им было не до нас. Было наплевать на то, какое они нам оставят наследство. Наследство,- прошептал Алан с горечью.
- После нас хоть потоп,- процитировала я известные слова.
 Голос его жесток, взгляд безжалостен, остер, точно иголка, но обращен не на меня:
- Они жили и радовались каждому дню, УБИВАЯ НАС - СВОИХ ДЕТЕЙ.
- Они не могли иначе,- я не знаю, отчего я защищаю их. Наверное, потому что, мы делаем то же.
- А мы! Мы! Что будет с нами! Почему мы должны расплачиваться?! - Алан не кричит, но его голос режет меня, как бритва.
 Кэтис оборачивается и смотрит на нас вопросительно и выжидающе, с легким оттенком грусти, молчаливо вопрошая: « А что она сделает? Как ответит?»
  - Их подарок,- горько цедит Алан,- скоро мы все загнемся.
  - Неправда,- я догоняю Алана, успевшего уйти вперед, и дергаю его за рукав.
Алан оборачивается. Он не верит мне. Холодный практицизм и скептицизм окутывает его облаком.
- Ваши ученые отыщут спасение,- упорно продолжаю я.
Он хрипло рассмеялся:
- Пусть у нас шикарные дома.… Эта жизнь на минуту. Мы и так живем еле-еле. Продукты стоят, ты же сама знаешь сколько, хотя они - яд. Жалкое подобие пищи. Голод настигнет нас рано или поздно. А посмотри вверх - атмосфера на последнем издыхании, от ресурсов скоро не останется ничего. А отношения с Кралантией? На грани войны! Наш мир падет, а мы… мы все умрем…- тихо и безысходно заканчивает он.
Кэтис  подходит к нам. Медленно, неторопливо, как будто ничего не случилось.
Она берет Алана за руку:
- Успокойся,- ее певучий голос так тих и мягок.
- Жизнь непредсказуема,- бросаю я, немного разозлившись,- пока мы живы, все еще сто раз может перемениться. Бой не окончен.
Глаза Кэтис страшны:
- Пока,- прошептала она,- пока… Но разве это жизнь?



Елена Евдокименок

Edited: 14.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: