Бриллиант для принцессы

Размер шрифта: - +

Бриллиант для принцессы

 2085 год. Земля.

 Осень выдалась ранняя. Уже в середине августа макушки каштанов, осин и тополей окрасились в золотой и бронзовый тона, а в сентябре багряными всполохами "загорелись" бульвары и парки, засаженные кленами. Но старый студенческий парк оставался длинным тёмно-зелёным чулком посреди охваченного осенним "пожаром" города. Тут коряво раскинулись дубы вперемешку с елями, а мох изумрудным ковром устилал землю. Сновали по деревьям озорные рыжие белки, попрошайничали у редких прохожих, и беззаботно щебетали птицы.

   Варя любила приходить сюда - тихо, спокойно, легко дышится и можно позволить себе походить босиком по пружинистому мху. Вот и сегодня она привычно скинула обувь, немного прошлась, размялась, а потом, подобрав подол длинного платья, устроилась на поваленном дереве. Как только она запустила руку в рюкзак за тетрадью с конспектами, сразу же примчалась пушистая белка и рыжим столбиком замерла в нескольких сантиметрах от человека.

   Девушка тихонько рассмеялась:

   - Привет, подружка! Конечно, я не забыла о тебе. Видишь, у меня на тетрадке даже твоя фотография. Как тут забудешь? Хотя, может быть, и не твоя, а какой-нибудь твоей родственницы. - Вместе с тетрадью Варя достала начатую пачку крекеров и, отломив маленький кусочек, протянула его нахалке: - Это тебе, держи.

   Зверёк, схватив добычу, тут же унёсся на дерево, и девушка проводила его смеющимся взглядом.

   - Только ты ещё приходи! - крикнула она вдогонку. Доела надломленный крекер и, вздохнув, раскрыла конспект. Семестр только начался, а исписано уже полтетради.

   В безмятежную птичью перекличку неожиданно вмешалось низкое монотонное урчание, механическое, чуждое природе. Оно началось издалека, от центральных ворот, и, нарастая, приближалось к месту, где сейчас сидела Варя. Старый парк обиженно притих: белки попрятались, смолкли птицы и, кажется, даже ветер перестал трогать ветки деревьев. Агрессивный рык смолк точно за елями, раскинувшимися за её спиной. Мягко хлопнула дверца автомобиля.   Варя улыбнулась, покачав головой.

   Через мгновение на глаза легли теплые ладони, и бархатистый голос прошептал на ухо:

   - Угадаешь, принцесса?

   Она закрыла тетрадь.

   - Карим, во всем городе не найдётся больше ни одного человека, способного заявиться сюда на машине. Ты опять дал взятку охраннику?

   Его усмешка обожгла кожу:

   - Угадала, принцесса.

   Девушка замерла. Всего лишь мгновение, но как хочется это мгновение растянуть и сохранить в памяти именно таким - солнечным, пахнущим сухой листвой и любимым парфюмом. И очень-очень нежным...

   Карим сел рядом.

   - "Психология и педагогика", - прочитал он на обложке тетради. - Интересно?

   - Сомневаюсь, что тебе понравится.

   Варя старалась не смотреть на Карима, иначе снова потеряет голову и не сможет сказать то, что уже давно пора было озвучить. Она промолчала вчера, и позавчера, и позапозавчера, и на прошлой неделе. Да и вообще, последние три месяца она только и делала, что молчала, идя на поводу у своих желаний.

   - Я звонил тебе.

   Она достала телефон. На экране высветились семь пропущенных вызовов от Карима.

   - Извини, я звук отключала на парах. Был срочный вопрос?

   Молодой человек привычным движением взъерошил свои тёмные волосы, оставшись при этом безупречным.

   - Ну, можно и так сказать. Не то, чтобы он срочный, но, однозначно, важный. - И ослепительно улыбнулся: - В общем, бросай свои уроки, сегодня идём в ресторан. Знаю, ты это дело не любишь, но есть повод.

   - Нет, - покачала она головой, - в ресторан я не иду.

   Карим обнял её одной рукой и легким поцелуем коснулся светлой макушки, вдыхая аромат волос:

   - Поздно, принцесса, я уже всё решил и заказал столик на побережье. Только сначала подкинем Масуда до футбольного клуба.

   Почувствовав её смятение, Карим попытался поймать взгляд серых глаз:

   - Что-то случилось, принцесса?

   - Прости, но я не пойду с тобой в ресторан. Ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра.

   Сказала, как прыгнула в ледяную воду, даже дыхание перехватило.

   Он молчал с минуту, обдумывая ситуацию, потом осторожно взял её за подбородок и заставил взглянуть на себя:

   - Почему?

   - По-моему, всё и так понятно...

   - Разве? Мне не понятно, - он криво усмехнулся и предостерёг: - Принцесса, только не говори, что ты собралась меня бросить.

   Она грустно улыбнулась:

   - Всё же очевидно, Карим. Мы с тобой совершенно разные люди, из параллельных вселенных. Я знаю, твои друзья удивляются, что ты во мне нашёл? Они правы. Посмотри на себя, и посмотри на меня. Мы не пара... Рядом с тобой должна быть девушка твоего круга. Так считают твои родители, так считают твои друзья и, конечно, они правы. И я не бросаю тебя, просто нам пора расстаться.

   Его осенила догадка:

   - Ты говорила со своими родителями?

   - Нет, - испуганно прошептала она. - Я никогда не смогу им сказать о тебе, ты же понимаешь. Прости, не стоило заходить так далеко.

   Молодой человек немного помолчал, а потом вдруг рассмеялся хрипло и зло:

   - Да нет, принцесса, как раз "далеко" мы с тобой зайти и не успели. Ты решила бросить меня раньше.

   Варя дёрнулась, как от пощёчины. Зачем он так? Да, она из религиозной семьи, живущая по правилам общины, в мире строгих правил, запретов и послушания. Она почти все их нарушила. Неужели для него всё это было лишь игрой? Желанием соблазнить "монашку", как, она знала, за глаза прозвали её друзья Карима? Или в нём сейчас просто говорит обида?



Юлия Слюсаренко

Отредактировано: 10.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться