Бриллиантовая планета

Размер шрифта: - +

Бриллиантовая планета

Пилот с бейджиком 'Капитан Сэд Михай Межзвездный катер "Экта-3"' на форменном кителе, больше подходящему швейцару, сидел в кресле и пытался бороться с зевотой, которую провоцировали слабо мерцающие циферблаты. Катер просто 'спал', поскольку заснули оба бортовых компьютер. Чувствуя, что вот-вот сам примется дремать, Сэд решительно потянулся и поднялся из кресла.

  Это был невысокий сухопарый жилистый и еще молодой человек. Полные губы уравновешивались твердым подбородком, а жесткие черты лица и высокий лоб делали Сэда похожим на древнеримского сенатора. Глаза цвета слабоокрашенного аквамарина лучились недюжинным умом, сарказмом и насмешкой, что могло указывать как на достаточно незаурядные способности, так и на независимость характера. Шрам, начинающийся от виска и убегающий под воротник, коряво давал понять, что его обладатель вполне может ввязаться в серьезную историю, и потому лучше с ним не связываться. Отчасти все это было так. Но, лишь отчасти. Например, порой Сэд боялся. Например, снов.

  Сэд Михай не любил спать. Всякий раз, когда сон накрывал его сознание, перед внутренним взором пилота возникала одна и та же картина.

  Он сидит в кабине перехватчика, вокруг кипит бой. Его последний бой. В наушники врывался многоголосый хор: 'Ку-пять, ку-пять, это зета-девять, у тебя на хвосте корсар!' 'Слышу тебя, зета-девять!' 'Ку-пять, тебя атаку...' -Тишина в эфире.- 'Седьмой, тебе в дюзы смотрят двое, осторо...' 'Зета-пять, зета-три, вы у меня на биссектрисе, уйдите в сторону!!!' 'Внимание всем, это сигма-два. Вижу группу корсаров, заходят во фланг. Атакую. Прощайте, ребята.' 'Ку-шесть, ку-два,' - это уже он, Михай своим ведомым. - 'Я ку-один. По гироскопам: триста тридцать градусов горизонталь, пятнадцать градусов вертикаль. Идем на помощь сигме-два.'

  Картинка поплыла вправо, это перехватчик начал маневр.

  'Ку-один, форсуй!!!' - последнее, что слышится в наушниках. Вспышка и темнота... Спасательная капсула с Михаем - единственный неповрежденный летательный аппарат, оставшийся от всей эскадрильи. Потом награда нашла героя. А еще позже некто захотел на свой корабль самого крутого пилота в мире.

  Загудел селектор.

  - Ну, наконец-то соизволили, - негромко прокомментировал пилот.

  Створка с шипением сдвинулась в сторону, впустив двоих. Один, высокий широкоплечий блондин со скандинавскими чертами лица, директор, поздоровался с Михаем за руку. Второй - маленький желчный толстяк, даже не скривил приветственно физиономию. Олигарх, который был настольно олигархичен, что не мог скрыться от масс-медиа и его портрет знал каждый пенсионер и любой школьник.

  "Как же", - без злости и без любых других эмоций, подумал пилот. - "Единственный и неповторимый. Давно бы уж дуба врезал, если бы не нанофарма."

  Нанофарма была изобретением гениального коллектива фармакологов и техников, но принадлежала фирме из структуры олигарха. Много десятилетий назад, на Материнский Мир обрушился 'черный ветер', унёсший треть человечества. Симптомы походили на чуму Конрада, но неизменно с летальным исходом. Через два месяца медики разобрались, что 'черный ветер' - это наноструктуры, выедающие человека изнутри. Ученые, работающие на Корпорацию, в рекордно короткие сроки разработали антидотные средства: такие же наномеханизмы, имеющие, правда, противоположные задачи. Государства средства на разработку и производство не жалели: замаячила проблема выживания людей как вида. А как только угроза вымирания отступила, выяснилось, что нанофарма не только лечит, но и продлевает носителю жизнь. Антидот сразу перестал быть бюджетным; цены достигли заоблачных высот и позволить себе роскошь долголетия могли исключительно богатые люди. Как Олигарх.

  - Рад приветствовать на борту, господин.

   Пилот вытянулся во фрунт, отдавая честь. Эмоции эмоциями, а служба службой.

  - Спасибо, капитан. - Директор протянул пилоту голокристалл. - Вот координаты назначения.

  - Располагайтесь в ложементах. - Сэд занял место за джойстиком, вставил голокристалл с заданием и, подождав, пока дорогие гости рассядутся позади и загорится сигнал готовности, включил последовательно пять тумблеров. Компьютеры ожили, пошла пусковая подготовка.

  Современная техника не предполагала дальних перелетов в пространстве, как двести лет назад. Путешествий в гиперпространстве, как сто лет назад тоже не предполагалось. Все происходило намного проще. Скачок во времени назад, на расчетную глубину, привязка к координатам места назначения и возврат в реальное время. Метод позволял в считанные минуты преодолевать гигантские даже по меркам галактики расстояния. Большим кораблям, с мощными хроноагрегатами, были по плечу и вселенские просторы...

  Внешние шторы опустились на 'окна' обзора, скрывая от пассажиров и пилота то, что находилось снаружи. Корабль отправлялся в путь.

  - Внимание. Включаю двигатель, - раздался успокаивающий женский голос из динамиков. Затем последовало тихое жужжание, похожее на звук зуммера.

  Михай откинулся в кресле. Директор и Олигарх вели неспешный разговор. Сэд и не думал подслушивать, просто давняя выучка в военной школе заставила подспудно фиксировать тему.

  - И в чем необычность планеты? - это Олигарх.

  Директор:

  - Поверхность коры состоит из мельчайших частиц алюминия.

  - Всего-то, - пренебрежительные нотки у Олигарха. - Ни воды, ни зелени, ничего? Смысл тратить два часа? Что я планет-карьеров не видел?

  - Частицы очень мелкие, наноразмеров. Непрерывно двигаются по планете реками, пятнами, полосами; создают невообразимо красивый ландшафт. Разведчик говорит, что в свете звезды поверхность переливается всеми цветами радуги. Сообщает, что сравнить можно только с бриллиантом.



Булатов-Грек

Отредактировано: 31.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться