Бриллиантовая Венера

Часть 2. Полдень. Глава 3. Пропасть

Впервые за два года серьезно заболели дети. Днями и ночами Арайя вместе со Знасием сидели у их кроваток, обтирая снимающими жар растворами, поили настоями трав. Температура спадала, а затем снова поднималась. Кашель был страшный, временами Ари казалось, что их дыхание было еле ощутимым. Она не спала уже несколько дней и ничего не ела. Ее красота и жизненная сила потухли. Разбитое сердце было почти мертво, и если еще что-нибудь случиться с детьми, она этого не переживет. Люди молились, посылая во дворец цветы в знак поддержки. Спустя месяц после объявления помолвки Славия и Лили Арайя не переставала молилась, чтобы смочь принять волю Бога. А теперь еще и это. Фазара почти всегда не было во дворце, он постоянно был в разъездах по отдаленным провинциям, в последнее время они могли не видеться неделями. И сейчас, когда их дети находились на грани жизни и смерти, его снова не было рядом. Одиночество и обида съедали остатки ее жизненной силы. Она пыталась выжить сама, и теперь винила себя за то, что не усмотрела за единственными по-настоящему близкими людьми – ее детьми.

Через две недели наконец-то они пошли на поправку. Арайя долго сидела рядом с их кроватками, вымотанная, блеклые глаза горели слезами, спутанные волосы забраны в хвост, белый атласный сарафан весь измятый от того, что весь день пришлось заниматься детьми, не отходя от них ни на минуту. То, что их состояние стало улучшаться, придавало ей сил еще больше заботиться о них. Она устало поднялась и пошла в свою комнату. Завтра должен вернуться Фазар, ему уже сообщили, что дети выздоравливают. Он выслал ей какие-то украшения, она не смотрела. Она вошла в комнату и вздрогнула. У окна стоял до боли родной силуэт. Вот он несет ее к морю купаться, смеясь и шутя. Вот они крадутся в пещере, чтобы найти самую драгоценную статую в мире. Вот он страстно целует ее, не в силах удержаться от своей любви.

-Славий, - ее голос спокойный и сдержанный.

-Сестра, я молил Бога, чтобы Леон и Фелина поправились.

-Благодарю, им уже лучше.

-Да, я знаю, - его голос дрожит, словно он в чем-то виноват. Сделав небольшую паузу, Славий продолжил. – Фазар сегодня прислал письмо, в котором сообщает, что дает разрешение провести мою свадьбу в следующем месяце.

Она стояла, словно камень, вбитый в пол, она цеплялась за него ступнями, чтобы ее душевный монолит смог устоять.

-Поздравляю, брат, - боль была невыносимо привычной, - Лили станет хорошей женой.

Ветер мотнул штору и с подоконника упал горшок с розовой орхидеей. Цветок сломался пополам и отлетел в угол.

-Она нуждается в опеке, - он подтверждал ее предсказание, и она горько улыбнулась.

-Да, я знаю. Она родит тебе дочь.

-Дочь? – ему казалось, что он был удивлен.

-Да, прекрасную белокурую красавицу.

-Мне нравятся рыжие волосы, - он не знал, почему это вырвалось из под его тотального контроля.

-Спокойной ночи, Славий, уже поздно. Я очень устала, - ее глаза были мертвы, а его сердце металось между тем, чтобы схватить ее в объятия и кричать о вечной любви и бежать от нее скорее, чтобы не причинять ей еще больше боли.

-Спокойной ночи, моя королева.

Он тихо вышел через балкон. Она не помнила, сколько еще так стояла. Утром лежащей на полу ее нашел муж, окровавленные глаза, мертвенно бледная кожа.

Вызывали врача. Диагнозом оказалось переутомление.

Сакура опадала, лепестки сыпалась, словно снежинки тихо и покорно. Метались лица, Нали, дети, Фазар, Знасий и снова Нали. Тишина окутала все ее существо. Мир затих. Ничего не существовало более. Дети здоровы, можно уходить. Она бежала по лабиринту. Где-то далеко был кто-то, но потом оказывалось, что это мираж. Она кричала, она звала на помощь, но каждый раз снова упиралась в тупик. Полуденное солнце сжигало остатки ее жизни, она упала, и полдень ударами часов стучал по ее вискам.

-Она мечется в агонии уже четвертые сутки, видимо ослабленный от переутомления ухода за детьми организм, схватил то же заболевание, - Нали стояла вся в слезах.

Славий был черный, как ночь, его руки впились в спинку ее кровати.

-Что я могу сделать?

-Молись, Славий, мы можем только молиться.

-Я оставил ее в ту ночь, я должен был остаться с ней, я видел, что она была очень бледна.

-Прекрати, - Нали погладила его по плечу, - ты не мог знать.

-Если она умрет, я себе этого никогда не прощу, - его голос был металлическим.

-Не сиди здесь, съезди к Кайлиме, попроси служительниц храма молиться за нее, уверена, это поможет.

Он сорвался с места в одну секунду, еще через несколько минут Вождь со своим хозяином покинули Кассию.

Арайя почувствовала, что солнце стало меньше, оно стало ослаблять свой жар и потихонечку скатываться за горизонт. Красные с розовым сполохи осветили небо, вместе с фиолетовым покрывалом, приносящим долгожданную прохладу. Она услышала родной голос.

-Кайлима, - Ари приподнялась и встала. Опять этот лабиринт. Голос звучал путеводящей нитью, которая показывала выход. Несмотря на то, что ей хотелось найти центр, она чувствовала, что для этого у нее было недостаточно сил. Она уцепилась за серебряную нить звучащей мелодии и полетела назад.



Татьяна Легасова

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться