Бриллиантовая Венера

Часть 4. Восход. Глава 4. Венера

Арайя заснула на плече у своего вновь обретенного сына, когда их карета въезжала в стены Кассии. Демид ехал рядом на лошади.

-Мама,- шепнул Леон, нежно касаясь ее руки.

-Мы уже приехали, - встрепенулась Ари. Дара и Арно спали напротив.

-Мы в Кассии, мама, в твоем государстве.

Ари выглянула в окно. Город выглядел потухшим, словно после войны. Не было пышных цветов, фонтаны спали, но глаза притихших людей, выходивших ей навстречу, горели надеждой. Сердце Ари защемило.

-Что он сделал с нашей страной! - она достала носовой платок и вытерла лицо. – Клянусь, мы все исправим, - она с надеждой посмотрела на своего сына, - мы должны выполнить завет наших предков.

-Значит, все это правда, мама.

-Что, сынок?

-Что рассказывала мне Кайлима.

-Она жива? – резко выкрикнула Ари, в этой суматохе совсем забывшая о своей любимой нянюшке, ставшей ей второй матерью.

-Да, она все еще живет в Храме Селены, отец не решился разгромить его, боясь гнева Богов.

-Слава Всевышнему, - прошептала сквозь слезы Ари.

-Она говорила мне, что все не так, как мне кажется, - продолжал Леон. - Она учила, что настанет день, и ты вернешься, чтобы спасти королевство от разрушения. И еще она мне все время твердила, что ты любишь нас с Фелиной, но я не верил, так как отец внушал нам обратное.

Вскоре они подъехали к главному входу во дворец. Фелина встречала их в компании слуг. Она была уже совсем взрослой, хрупкая, одетая в нежно розовое платье, длинные русые волосы распущены и сплетены наверху розами, зеленые глаза полны слез.

Арайя первая выбежала из кареты и бросилась обнимать свою малышку. Они долго плакали, обнявшись. Ари шептала дочери, как скучала, как долго она ждала этого дня их встречи.

Когда Арайя вошла внутрь дворца, ее сердце невольно сжалось. Запустение, разруха, сырость и поблекшие краски кричали о горе, жившем в этих стенах долгие годы. Былое величие сменилось нищетой и ненавистью, щедро сыпавшейся с каждого обветшалого камня. Демид заметил боль его жены, сочившуюся из ее сердца. Он подошел к ней ближе и тихо шепнул на ухо:

-Мы все исправим, я тебе обещаю.

-Мама, твоя комната готова, там все выглядит так же, как и было до твоего отъезда.

Ари вытерла слезы с лица.

-Доченька, я бы хотела остановиться в храме Геры, надеюсь, он все еще стоит.

-Мама, да, только в нем я могла находить себе успокоение, - с улыбкой ответила Фелина.

Арайя и ее муж в сопровождении детей двинулись вглубь сада. Сияющий когда-то розовым перламутром каменный шатер, упирающийся резными колоннами в плодородные почвы родной земли, стоял теперь грустный, унылый, лишенный блеска и тепла. Капители утратили свою причудливую игру, потеряли цвет, казалось, что поругана сама идея данного храма – семья и любовь стали никчемным понятием в последние годы в Амалонии. Со слезами на глазах Арайя подошла к зданию, прикоснувшись теплой ладонью к холоду мрамора, словно желая согреть его.

-Ничего, - шепнула она, - скоро все измениться. Скоро все станет еще лучше, чем было.

Внутри все было по-прежнему, было видно, что Фелина действительно много времени проводила среди тишины этого дома. Из сада, единственного, не утратившего былую роскошь доносились чудесные ароматы жасмина, манговых деревьев, баньянов, смоковниц, бальзаминов, белой туберозы и золотистой чампы.

-Этот чудесный запах единственный напоминает мне о том, что я когда-то мечтала стать счастливой в этом дворце, - с грустью проговорила Арайя, обращаясь к самой себе.

Отдохнувши и помывшись после долго путешествия, вечером вся семья встретилась за ужином. Столовая сияла вновь рожденной жизнью. Несмотря на недавние государственные похороны, никто в стране не носил траур, и Арайя не винила за это людей. Наоборот, все вокруг оживало, напитываясь ветром перемен, так неожиданно ворвавшимся в затхлые пространства Амалонии. Слуги радостные носились с особым усердием, обслуживая их любимую Старшую Правительницу и ее семью. Столовое серебро и посуда были выдраены до блеска, помещение светилось свежестью недавней тщательной уборки, ставни были раскрыты нараспашку, освежая ужинавших вечерней прохладой. Из города доносились крики радостных гуляний в честь вернувшейся королевы. Приготовленные поваром Веравием блюда казались поистине произведениями искусства, и Арайя пригласила его в столовую, чтобы лично поблагодарить за старания. Она по-дружески обняла его, от чего он прослезился и восхвалял Бога за то, что Он услышал его молитвы и вернул Ари домой. После ужина, сидя у камина в нижней гостиной, семья тихо наслаждалась своим вновь приобретенным чувством полного счастья.

-Леон, сынок, - начала Арайя, - мы должны назначить дату твоей коронации. Фазар мертв, и страна нуждается в новом короле.

-Но я думал, что Демид, как твой новый муж станет управлять Амалонией, - спокойно сказал Леон. Теперь он был восхищен Демидом, всеми его внутренними качествами и готов был обожествлять его и служить ему верой и правдой. Он так разительно отличался от того человека, который отравлял ему жизнь столько много лет, что для молодого юноши он был героем из сказочных мифов, ожившим и горевшим для него пламенным примером.



Татьяна Легасова

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться