Бриз крепчает в штормдень

Размер шрифта: - +

Глава 21

Падди была счастлива и несчастна одновременно. Счастлива оттого, что во время утреннего осмотра доктор Виндстоуд сказал, что всё уже в порядке и через денёк-два её выпишут, несчастна, оттого, что  поделиться этой радостной новостью оказалось не с кем: Лоу не навещала её уже два дня, а Брис – все четыре. Более того, подруги явно что-то скрывали. Что-то важное, и оно было связано с таинственной героиней, о которой все вокруг только и говорили. Как именно? Например, этой героиней могла быть Брис. Или Лоу. Обе подруги Падди были смелыми, сильными и ловкими, так что она без труда могла представить любую из них в подобном образе. Особенно он подходил Брис. Падди прямо как наяву видела её в сияющем золотом доспехе, красивую и величественную, окружённую толпой восторженных фанатов. Конечно, Падди бы с радостью стала одной из них, и во всём её поддерживала. Вот только как это сделать, если ей не рассказывают правды? Обидно… Может быть, она заблуждается?  Может быть, Брис и не героиня вовсе?

          – Сегодня в шесть? – вывел Падди из размышлений голос остановившейся за дверью Милды. – Не могу, у меня дежурство до восьми.

          – Но на церемонии может снова появиться Иволга, – сообщил голос другой знакомой Падди сестры милосердия. –  Неужели не хочешь увидеть её вживую?

          – Хочу, но…

          – Доктор Виндстоуд тоже едет, так что, даже если уйдёшь пораньше, он не узнает.

          – Пусть так, на я всё равно не могу бросить пациентов.

          – Что ж, как знаешь. Тогда пойду одна.

          – Удачи. Расскажешь, как всё прошло?

          – Во всех подробностях!

          – Спасибо, – поблагодарила Милда и открыла, наконец, дверь.

          Падди мгновенно отвернулась, пряча раскрасневшееся от волнения лицо. План созрел в её голове мгновенно, но, чтобы он удался, никто не должен был о нём догадаться.

 

***

         

          Ускользнуть из больницы оказалось несложно: к пяти часам там осталось только несколько дежурных сестёр, которые к тому же, собравшись вместе, ушли пить травяной отвар с пирожными.

           Впервые за долгое время оказавшись на улице, Падди не могла перестать улыбаться. День выдался ясным и жарким, а редкие облака парили высоко над крышами, лишь изредка заслоняя солнце.

          Чтобы найти площадь, Падди даже не пришлось спрашивать дорогу: со всех сторон на церемонию стягивались люди и лодки.  Слившись воедино на широкой улице, толпа превратилась в один шумящий поток, который, однако, всё сильнее замедлялся по мере приближения к площади, и наконец окончательно встал. Встав на цыпочки и вытянув шею, Падди поняла почему: каждого, кто хотел попасть на церемонию, заводили в одну из кабинок, завешенных чёрной тканью, и выпускали только через несколько минут.

          – А вы не знаете, что там? – спросила Падди у парня, стоявшего рядом.

          – Досмотр, наверное, – пожал плечами тот. – В прошлый раз кто-то кинул из толпы дымовушки, так что теперь, говорят, до трусов будут раздевать.

          – До трусов? – ужаснулась Падди. Перед глазами сразу нарисовался противный стражник, сальным взглядом окидывающий её невинное юное тело.

          – Кошмар! – поёжилась она.

          Но на деле всё оказалось не так страшно. Хоть в кабинке Падди и правда заставили раздеться до белья, наблюдал за процессом не сальный амбал, а вполне приличная стражница. Проверив сложенную одежду Падди, она забрала её жезл, выдав взамен номерок, сухо велела одеваться и вышла. Но, едва Падди выпорхнула из кабинки, путь ей преградил другой стражник.

          – Есть привилегированные места у помоста, – сообщил он. – По пять гюлдов. Ещё берём гостей.

          Пять гюлдов! Да на эти деньги можно месяц жить! Ну уж нет! Хотя, с другой стороны, почему нет? Деньги у Падди были: Виндстоуд дал «на будущие расходы».

          Приняв решение, Падди сняла с шеи кошелёк и отсчитала пять блестящих золотых монет. Вскоре один из стражников уже вёл её по огороженному деревянному настилу. Оказавшись в платном «загончике» перед помостом, Падди поняла, что она тут – единственная девушка. Более того, молодёжи вообще не было... За исключением одного парня. И, что самое удивительное, его лицо показалось Падди знакомым. Парень был высоким и тощим, как богомол, с короткими иссиня-чёрными волосами и яркими, будто ненастоящими, изумрудно-зелёными глазами. Встретившись взглядом с Падди, он ухмыльнулся и помахал ей. Нет, она его точно где-то видела! Но где? Думай! Думай!



Ана Джуд, Анастасия Юдина

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться