Бриз крепчает в штормдень

Размер шрифта: - +

Глава 23

Падди душила паника. С тех пор, как подбили Брис, прошло около часа, а никаких вестей о случившемся не поступало. Церемонию отменили, но с площади пока никого не выпускали. Стражники несколько раз выходили на помост: сначала убрать обувь, потом – с призывами к тишине и спокойствию, но ни о случившемся, ни о том, что будет дальше, не говорили. Даггер куда-то исчез сразу после падения Брис, так что обсудить происходящее Падди было не с кем. Приходилось просто ждать и надеяться на лучшее…

          Солнце уже скрылось за крышами, когда на помост снова вышел стражник. Толпа взволнованно зашелестела. Падди в числе прочих воззрилась на нового оратора.

          – Мятежница смогла уйти, – поднеся к губам ветрорупор, сообщил он, – но она ранена в левую руку. Рана в районе плеча. Завтра к каждой семье Альмфинда и окрестных земель придёт проверка, и все, у кого будет обнаружена похожая рана, будут взяты по стражу.

          Толпа взволнованно загомонила, и стражнику пришлось повысить голос:

          – Церемонии искупления продолжатся в обычном порядке. Все, кто сегодня нарушил закон и поставил под угрозу жизнь вице-наместника... другими словами, те, на ком сейчас не достаёт обуви, приравнены к мятежникам и на выходе с площади получат соответствующее клеймо на руку.

          Толпа взорвалась. Казалось, что это не человеческие голоса кричат, стонут, плачут, а яростный ураганный ветер летит над городом, снося всё на своём пути. В стражника полетело ещё несколько ботинок, но он легко отмахнулся от них ветром, и энтузиазм толпы быстро иссяк.

          На сцену поднялся ещё один стражник:

          – Тихо!!!

          Народ постепенно затих. Не то чтобы совсем, но голос оратора разобрать было можно.

          – Те, кто получит сегодня клеймо, при следующей попытке мятежа будут взяты под стражу. Это всё. Выходы откроются через несколько минут.

          Стражники ушли, и толпа снова заклокотала. В платном «загончике» всё было спокойно: богатые зрители только подкидывали на сцену чужую обувь, не жертвуя своей. Зато за ограждением наступило настоящее царство Нулвинда. Кто-то, протиснув сквозь прутья руки, умолял продать ему парные ботинки, кого-то пытались повалить и разуть, кто-то просто бился в истерике. Выносить этот ужас Падди пришлось недолго: зрителей из платного «загончика» начали выводить первыми тем же огороженным коридором. Правда, счастья от этого Падди не почувствовала. Голову терзали тревожные мысли. Хоть Брис и удалось уйти, она по-прежнему была в опасности. Завтра к Виндстоуду нагрянет проверка, и её заберут. Когда Падди выберется с площади, уже ничего нельзя будет сделать, но пока она среди людей, так трогательно поддержавших Иволгу, когда та падала, шанс спасти подругу ещё есть. Надо только придумать, как вдохновить их помочь ещё раз...

          Пока Падди терзалась раздумьями, все «платные» гости вышли и начали выпускать обычных зрителей. Все они оказались обуты. Сперва Падди удивилась, но потом сообразила, в чём дело: первыми выходили люди, стоявшие в задней части площади, откуда попасть в вице-наместника обувкой было невозможно, вот они, видно, и не пытались. В сердце Падди с удвоенной силой вспыхнула надежда: если у них пока нет клейма, может, они не испугаются поддержать её затею?

          Очередь на выход становилась всё нетерпеливее, и Падди попросили не загораживать проход. Надо было что-то решать. И Падди решилась. Отбежав подальше, в ту часть улицы, откуда стражники не могли её видеть, она запрыгнула на палубу стоявшей у обочины лодки и, набрав в лёгкие побольше воздуха, крикнула:

          – Простите!

          Несколько человек повернулись в её сторону, но никто даже не притормозил.

          Падди звучно вздохнула и сжала трясущиеся от страха руки в кулачки:

          – Простите! У меня идея, как помочь Иволге!

          Опять короткие взгляды, испуганные или равнодушные, и никого, кто бы замедлил шаг.

          Нет, так дело не пойдёт. Нельзя просто предложить что-то, и ждать, что все поддержат и вызовутся добровольцами. Сегодня на площади многие вскинули руки, чтобы поймать Иволгу, но лишь потому, что кто-то не побоялся стать первым. Даже самые великие дела начинаются с одного простого человека, который не смог остаться равнодушным.

          Кровь Падди будто закипела от решимости. Окинув взглядом лодку, она заметила под пассажирской скамейкой пустую бутылку, подняла её и жахнула о борт. В руках осталось горло с торчащим острым осколком – лучше и специально не выточишь. Вооружившись, Падди вскочила на борт и что было мочи выкрикнула:



Ана Джуд, Анастасия Юдина

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться