Broken/сломанные

Глава первая. 18 августа 1984 года, суббота

В то утро я проснулся от ярких лучей солнца, заливших комнату сквозь полуприкрытое занавесками окно. Потянулся, задев, как всегда, руками висевшую на стене картину - любимицу Джули. На картине было изображено зеленовато-голубое поле с пёстрыми разноцветными цветами, вдалеке - деревянный домик и облака, облака, слишком много, как я считал, неба для такого простого пейзажа. Но Джули была влюблена в эту случайно увиденную на ярмарке картину, и я не стал возражать, когда она решила повесить её над нашей кроватью.

  

  Одевшись и умывшись, я спустился вниз. Двери, ведущие из кухни в сад, были открыты нараспашку. Я слышал, как Джули и Лиззи заливаются смехом на улице.

  

  Присев у кухонного стола, я принялся за зелёное яблоко.

  

  - Проспал до полудня!

  

  Джули влетела из сада в дом, как пташка. Звонко чмокнув меня в щеку, она подхватила два блюда с тарталетками и снова исчезла на улице.

  

  Сегодня была Родительская Суббота - то небольшое развлечение, которое мы могли себе изредка позволить. По обыкновению, это была третья суббота месяца. Собирались все наши друзья - семейства Питерсен и Джефферсон, Сара Рид и доктор Джо. Мы с моей женой Джули принимали всех у себя - так как вид из нашего сада на реку был просто изумителен, и, к тому же, никто в округе, кроме Джули, не любил устраивать приёмы настолько сильно. Детей в этот день отправляли, как шутил Пол Джефферсон - "восвояси" - а именно, под присмотром старших ребятишек, они уходили в импровизированный поход к реке, строили шалаш, ели сэндвичи, играли, и, в общем, отдыхали хоть куда. Взрослые же, освобожденные гнётом своих родительских обязанностей, жарили барбекю, играли в бадминтон, загорали и баловались алкогольными коктейлями, которые доктор Джо научился делать, будучи интерном в Португалии. Началась эта традиция чуть больше года назад, и предложила её как-то за ужином лучшая подружка Джули - Элли Питерсен.

  

  - Знаете, чего нам не хватает? Дня свободы от детей! Нет, я, конечно, обожаю наших птенчиков - не смотри так на меня, Альберт! Но иногда так хочется провести время нашей компашкой - и чтобы детки были под присмотром где-то ещё. А так ведь не получается - если мы с Джефферсонами идём куда-то, то оставляем детишек у вас, если идём куда-то вместе - то отдаём их Полу и Нине, и так далее... Хоть бы денёчек проводить вместе, победокурить, нализаться этих классных коктейлей Джо, а вечером - да хватит жечь меня взглядом, Альберт! - вместе с детьми посидеть всем вместе у костра, послушать шум Джайны.

  

  - Я бы приготовил барбекю, - подхватил я с мечтательной улыбкой.

  

  И было решено - собираться всем вместе, по крайней мере, раз в месяц, чтобы устроить себе Родительский Отпуск (или "Родительский Трэш", как любил выражаться четырнадцатилетний Дэн Джефферсон). Сперва это были только мы, Питерсены и Джефферсоны. Вскоре к нам присоединились доктор Джо и Сара Рид.

  

  Одурев от перспективы остаться без надзора на целый день, наши сумасбродные детишки распланировали целое приключение - пойти на реку к границе леса с палатками, наловить рыбы, собрать ягод, а затем устроить пикник с костром. Самые озабоченные мамашки - а именно, Сара и моя Джули - сперва навязали-таки детям няньку, одну студенточку из Бриджтауна, которая сопровождала их три Родительских Субботы. На четвёртую старший сын Джефферсонов Дэн и тринадцатилетняя Мэган, дочь доктора Джо, заявили, что смогут самостоятельно присмотреть за младшими и если с ними и дальше будет отправляться нянька, то вся Родительская Суббота теряет смысл (для них это был в первую очередь день самоуправления).

  

  Так как негласно за детьми в нашем городке приглядывали все его жители, в конце концов, мы согласились отпускать детей самих по себе, хотя иногда, сидя у барбекю, кто-нибудь взволнованно восклицал "надеюсь, детки в порядке".

  

  Это была особенная суббота - я целую неделю учил Джули играть в покер, и сегодня мы наконец-то должны были обыграть Питерсенов - Элли и Альберт давно хвастались, что когда летали на медовый месяц в Лас-Вегас, опустошили половину казино на кругленькую сумму.

  

  Ловко попав огрызком в мусорную корзину, я вышел на улицу. Столы оказались уже накрыты, из радиоприёмника на батарейках играла музыка. Джули украшала сэндвичи укропом и петрушкой, в то время как Лиззи раскладывала приборы. Я решился разжечь барбекю.

  

  Через пятнадцать минут пришли Питерсены, затем Сара, а уже через полчаса все были в сборе. Дети, под предводительством Дэна и Мэган, с закинутыми за спины рюкзачками, попрощались с нами и стремительно скрылись за калиткой, которая выводила на дорогу к реке.

  

  На прощание, Лиззи поцеловала нас с Джули в щеки и по очереди крепко обняла. Лиззи последняя вышла из калитки и помахала нам обеими ладошками. Обнимая Джули, я почувствовал, как она вся напряглась.



Elena Solnechnaya

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться