Broken/сломанные

Глава третья. 7 августа 2004 года, суббота

Никки вела меня вперёд, сквозь джунгли, энергично прорубая себе путь тесаком. Завтра мы должны были отправиться на Мачу Пикчу, но ей вдруг приспичило повести меня куда-то под луной, хотя я мечтал только об одном - выспаться перед серьёзным походом.

  

  Весь день она была сама не своя, постоянно общалась о чём-то с местными жителями, смотрела на часы, отмечала что-то на карте... Учитывая её непонятное поведение до этого - а именно, вылазки по вечерам в одиночестве куда-то за пределы нашей туристической деревни, я был готов к чему угодно. Она любила устраивать мне какие-нибудь нелепые, но эффектные сюрпризы, так как являлась очень чувственной молодой женщиной, так что я в такие моменты просто старался плыть по течению.

  

  Но всё-таки - ехать чёрт сколько знает на джипе через леса, а затем уйти пешком в самую глубь джунглей глубокой ночью - это уже ни в какие ворота!

  

  - Ты договорилась с местными аборигенами, что обменяешь мои органы на карту сокровищ? - решил пошутить я, не скрывая нотки раздражения в голосе.

  

  - Ха-ха, - Никки лишь сердито оглянулась на меня, но в её глазах сверкали огоньки, отражавшиеся от пламени факела в её руке.

  

  - Долго ещё? - спросил я через пару минут, показавшимися мне вечностью - я три раза чуть не упал, запнувшись о какие-то коряги, и ещё пять раз чудом не дал упасть Никки.

  

  - Почти пришли, - уже даже не оборачиваясь, обронила одна.

  

  И вот, наконец, впереди забрезжили огни. Никки ускорила шаг, и мы вышли к деревеньке, со всех сторон окруженной тёмными джунглями. Небольшую поляну заполняли хижины из деревьев и глины, у парочки костров сидели местные аборигены - смуглые, с раскосыми блестящими глазами. Самую высокую и, судя по всему, просторную хижину, накрытую со всех сторон какими-то тряпками, было видно издалека. Никки повела меня прямо к ней, попутно извиняясь перед жителями микро-деревеньки за доставленное неудобство, хотя сомневаюсь, что они понимали по-английски. Нас, непрошеных гостей, они воспринимали как что-то само собой разумеющееся.

  

  - Что это за место, чёрт возьми? - не выдержал я, сильно дёрнув Никки за руку.

  

  - Фредди, милый, ты мне доверяешь? - Никки убрала тесак за пояс и положила мне руку на плечо, осветив факелом моё лицо.

  

  - Вчера я был в этом уверен, но теперь сомневаюсь.

  

  - Фредди, просто следуй за мной, - она заискивающе улыбнулась.

  

  - Ты решила поиграть в Лару Крофт? Скажи мне, куда мы направляемся? Кто в этой хижине? - я кивнул в сторону завешанного тряпками входа, у которого мы остановились.

  

  - Тот, кто поможет тебе, - проникновенно сказала Никки, будто копируя какую-то киноцитату.

  

  - Поможет мне в чём? - решил уточнить я, начиная злиться.

  

  - Починить кое-что. В тебе. Вот тут. - Никки опустила свою ладонь мне на грудь в районе сердца.

  

  - Так, Никки, послушай... - я отвёл её руку в сторону, приблизив к её лицу своё, как вдруг из под тряпок выглянула седая голова - маленькое морщинистое лицо с внимательными чёрными глазами.

  

  - Входить можно, - произнесла аборигенка.

  

  Я оторопел, Никки этим воспользовалась и потащила меня вслед за исчезнувшей головой, оставив факел в руках какого-то мальчугана. Мы оказались в довольно просторной и полупустой хижине, на полу которой были расстелены длинные широкие листья неизвестного мне дерева. Седовласая женщина, одетая в грубое тёмное платье, почти во весь рост стояла возле входа, нам с Никки пришлось нагнуться - слишком низким оказался потолок. В центре помещения, возле пламени небольшого, но яркого костра, с закрытыми глазами сидел тщедушный старик - худой, с будто обтянутой на скелет кожей, абсолютно лысый, с бородой и почти голый -сквозь скрещенные ноги не было видно, надето ли на нем хоть что-то. Больше внутри никого и ничего не было. Седовласая женщина потянула меня за руку, пришлось сесть. Никки тоже попыталась сесть, но старуха произнесла повелительным тоном:

  

  - Нет. Ты идти. Мужчина остаться и Кетсаль.

  

  - Никки! - возмутился я.

  

  Никки пожала плечами и, слабо улыбнувшись, вышла. Женщина села возле старика и принялась меня разглядывать.



Elena Solnechnaya

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться