Broken/сломанные

Размер шрифта: - +

Глава девятая. 11 марта 2000 года, суббота

Я сидел, прислонившись спиной к дереву, и читал. Пули сказал, что они вернутся, и поэтому я был уверен, что они вернутся. Не доверять этому простодушному пареньку у меня причин не было. Можно было немного побездельничать, но при этом держать ухо востро.

  

  К сожалению, мой мобильный телефон здесь не ловил, а чтобы добраться до ближайшего стационарного аппарата нужно было покинуть мой сторожевой пункт - туристическую деревеньку, где я жил последние недели. Именно поэтому возможности связаться с Кирком у меня не было. Когда я в последний раз разговаривал с ним, он сообщил мне, что на имя Элизабет Саммерс был забронирован билет на Мемфис. Что Лиззи там понадобилось, я не знал, и хотя первой мыслью было последовать за ней - какое-то шестое чувство подсказало мне оставаться на месте. Тем более, когда я познакомился с Пули, тот уверил меня, что четверо молодых белых людей настоятельно просили его оставить для них единственную пятиместную палатку, потому что в скором времени они вернуться. И я стал ждать.

  

  Занятий в туристической деревне было не так много. Всё, чем жили местные - это туристы, именно те, что не любят останавливаться в дорогих отелях, а предпочитают отдыхать рядом с природой, в натуральных, так сказать, условиях. Местные жители сдавали им дома, кормили их, возили их по экскурсиям и, конечно, в старинный город инков Мачу Пикчу, ради которого все, собственно, и посещали это богами забытое место. Пули сдавал в аренду палатки, хотя сказал мне по секрету, что в будущем планирует заниматься арендой джипов - этот бизнес был намного прибыльнее.

  

  Странно, но общая окружающая атмосфера меня будто исцеляла. Позвоночник перестал ныть, мысли были спокойны. Я был уверен, что увижу Лиззи в ближайшее время, что смогу с ней спокойно поговорить, и мы уедем отсюда вместе - домой. Иногда, правда, в голову лезли воспоминания о наших последних неделях вместе, как раз между двумя главными событиями зимы - дракой в номере двести пятнадцать и её побегом с братьями Джефферсон.

  

  В те недели Лиззи не желала со мной разговаривать, много плакала и выглядела по-настоящему несчастной. Я возил её по психотерапевтам, вёл с ней долгие разговоры, но она ничего не хотела слушать. Говорила только, что они не сумасшедшие, и что я не имею право держать её под домашним арестом, будто ей семь лет. Я напоминал ей, что в детстве ей не требовались домашние аресты.

  

  В конце концов, устав от её истерик и поняв, что Джефферсоны изрядно потрудились над промывкой её мозгов, я принял решение, что Лиззи нужно отправить на принудительное лечение. Один из врачей диагностировал у неё параноидальную шизофрению, что испугало меня и разозлило. Я был уверен, что Лиззи не страдает никакими психическими заболеваниями, просто она очень впечатлительная и внушаемая, но всё же мне хотелось упрятать её как можно дальше от тех, кто может причинить ей вред.

  

  Через день после того, как я объявил Лиззи, что она едет лечиться, она сбежала.

  

  Больше всего меня мучило то, что Лиззи не желала со мной разговаривать. Она была помешана только на одной мысли - что она не может оставаться рядом со мной долго, иначе мне грозит несчастье. В какой-то из наших разговоров я сорвался и заплакал, пытаясь объяснить ей, что несчастье это когда она далеко от меня, рядом с ней же я чувствую себя счастливым.

  

  -...Ступай осторожнее, Мэг, умничка.

  

  Я оторвал взгляд от книги.

  

  Вот и причина, по которой им понадобилась пятиместная палатка...

  

  По тропинке, ведущей к домику Пули, шли пятеро. Первой шла Джорджиана Питерсен, удивительно, но она абсолютно не изменилась за те годы, что я её не видел. Не смотря на то, что сейчас ей должно было быть около двадцати восьми, ей нельзя было дать больше пятнадцати. Маленькая, худая - джинсовый сарафан висел на ней мешком, бледное с веснушками лицо обрамляли пряди тускло-рыжих волос. Она вела за собой высокую плотную девушку с потерянным лицом, в которой не угадывалось ни одной черты покойного доктора Джо. Лицо Мэган было каким-то пепельно-серым, опухшим, волосы на голове были с сединой и росли будто клочьями. Казалось, она не знала куда девать свои руки, поэтому обхватила себя за плечи и послушно следовала за Джорджианой, которая придерживала её за талию. Следом шли братья Джефферсон - оба тащили за широкими плечами громоздкие рюкзаки, оба хмурились; Оуэн наблюдал за Джорджианой и Мэган, а Дэн постоянно оглядывался назад - туда, где за ними брела моя Лиззи...

  

  Налетел ветер и начал играть с её длинными светлыми волосами. Лиззи не обращала на это внимания, крепко сжимая в руках небольшую сумку. Её будто стеклянные глаза глядели прямо перед собой. В то же мгновение, как я увидел её, мне захотелось крепко-крепко её обнять. Было ощущение, будто мы не виделись целую вечность, и я страшно по ней соскучился.

  



Elena Solnechnaya

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться