Брызги шампанского

Брызги шампанского

   На заснеженном перроне маячила одинокая долговязая фигура. Ярослав всегда был пунктуальным. Впрочем, на этом его положительные качества заканчивались. И тот факт, что он выдернул меня из дома первого января и заставил трястись в поезде в эту даль, привлекательности ему тоже не добавлял. Надеюсь, его повод окажется серьезным. Я тяжело вздохнула и двинулась к нему, волоча за собой небольшой чемодан.

   - Марьяна Петровна, давайте, я помогу, - бросился он ко мне, отбирая поклажу. - Я припарковал машину недалеко.

   - И тебя с Новым годом, Ярослав.

   Он стушевался и поспешил к выходу. Выглядел он неважно и был непривычно дерганым.

  

   - Может, ты уже расскажешь, что случилось? - спросила я, когда мы тронулись с места, объезжая заносы.

   Мой бывший студент, а ныне журналист столичной газетенки, напоминал мне шумную галку, что скачет с ветки на ветку в поисках диковинок. Но сейчас птичка была взъерошена и испугана.

   - Я сам видел призрака, - выдавил он, когда мы выехали из города и начали ползти в гору. - Не смейтесь только. Вы же занимаетесь подобным? Кроме того, Аня погибла. Вы бы видели ее лицо...

   Машина сильно вильнула на дороге.

   - Ярослав, - я подавила желание слегка его придавить, чтоб не дергался. - Успокойся и веди аккуратно, иначе призраками станем мы. Давай по порядку.

  

   - ... Черт меня дернул опять сюда приехать. Дурацкий отель с дурацким названием. Это все Денис. Он был помешан на своей теме, носился с этим Довбушем, как с писаной торбой, материал собирал, в архивах сидел. А на Новый Год предложил в Ворохту съездить, отель этот нашел, якобы здесь когда-то сам Довбуш скрывался. Смешно, ей-богу!

   - Ты к делу перейдешь наконец?

   - Местные нас еще отговаривали, в дурном месте отель стоит, мы только посмеялись, глупые забобоны. А ведь там даже сеть ловит через раз! Денис нервный стал, только и разговоров у него было про золото Довбуша и его проклятие. Остальные его подначивали, особенно Анька, а он же в нее влюблен был...

   Разбитая дорога петляла вверх в горы, которые темнели проплешинами свежих вырубок. Меня растрясло на выбоинах и теперь клонило в сон.

   - ... Денис разбился. Он на лыжах толком не умел кататься, а тут сдуру решил осилить спуск и сломал ногу. Ему пришлось уехать. Потом мы узнали, что он подхватил воспаление легких и сгорел за несколько дней...

   Ярослав замолчал, вцепившись в руль так, что побелели костяшки пальцев. Он был напуган до смерти, но я пока не понимала, почему.

   - Это Настя предложила опять сюда приехать, в память о Дениске. Кирилл поддержал, он защитился как раз осенью, хотел отпраздновать ученую степень. То же мне, кандидат хренов! Спер у друга весь материал по Довбушу... Сначала Денис мне просто приснился. А потом я увидел его призрак. В старинной одежде, как на портрете этого клятого опришка. Думаю, что Анька его тоже видела. Она нервная стала, хотя истерик за ней раньше не водилось. Был призрак, вот клянусь вам, Марьяна Петровна!

   - Возможно, - уклончиво ответила я, разглядывая окрестности. Мы уже въехали в Ворохту. Обычный прикарпатский городок, разве что изредка глаз цеплялся за старые деревянные дома непривычной вычурности.

   - А вчера Аня совсем сдурела. Зеркало в ванной разбила, с Настей поругалась, на хозяина наорала. Из дома выскочила и не вернулась. Рано утром ее кинулись искать, а она уже мертвая. Недалеко от дома нашли, лицо от ужаса перекошено. Я вам сразу и позвонил.

   - Понятно, - протянула я, зевая. - А теперь давай по порядку. Кто такая Аня, Денис и прочие.

   - ... Мы познакомились в одном волонтерском проекте. Незаметно как-то сдружились. Аня - художница, блоггер, одним словом, творческая личность. Денис в нее сразу влюбился. Он кандидатскую писал по истории опришков, у Аньки даже заказал иллюстрации к своей будущей книге по Довбушу. Все мечтал спонсоров найти на ее издание. Настя - подруга Ани, тоже художник, рекламу для проекта делала. А мне по нему цикл статей заказали.

   - А Кирилл? - припомнила я еще одно участника.

   - Это Денис его привел, они вместе работали. Кирилл скользкий какой-то, неприятный.

   Старый двухэтажный дом, переделанный под мини-отель, щеголял действительно странной вывеской "Пшеница и волос".

   - Ладно, пошли, посмотрим на твоих призраков.

  

   Легкий запах сырости и гнили дразнил мое обостренное обоняние. Я недовольно чихнула, его перебивал ненавистный мне запах мандаринов. К нам спустился хозяин отеля, остролицый мужчина лет сорока с редеющим пушком рыжеватых волос. При виде новой постоялицы он расплылся в улыбке.

   - Я слышала, что у вас недавно погибла какая-то девушка... - сказала я, заполняя регистрационную форму. - Правду говорят, что здесь призраки водятся?

   Хозяин в притворной печали покачал головой.

   - Брешут все. Какие призраки? Из призраков вон только Олекса разве что, - и он кивнул на портрет Довбуша в гостиной.

   Картина висела чуть криво, немигающий взгляд знаменитого ватажка опришков был прищурен и самую малость косил на левый глаз. В углу комнаты стояла скромно наряженная елка, а рядом на столике прятался потрепанный и запыленный дидух. Хозяин подвинул мне рекламный буклет-путеводитель по Ворохте.

   - Прокат лыж, сноубордов, разные экскурсии и прочее. Приятного отдыха. Если вы голодны, то жена может разогреть вам ужин, остальные постояльцы уже...

   - Спасибо, не надо.

  



Маргарита Дорогожицкая

Отредактировано: 04.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться