Будь моим палачом

Размер шрифта: - +

Глава 15

Поймать попутку оказалось непросто. То ли водители были напуганы выставленными на дороге блок-постами, то ли просто не знали слова "сочувствие", но сколько Квентин не махал им, ни один не остановился.

            С приходом темноты холод здорово усилился. Словно горы, рассерженные тем, что путники выскользнули из их каменной пасти, решили заморозить их своим ледяным дыханием и покрыли траву и камни инеем.

            Пропитанная кровью одежда Юлианы не столько согревала ее, сколько охлаждала. Наверное, девушка совсем бы окоченела, не надень Квентин на нее свой мундир, но даже в нем ее зубы непрерывно выстукивали мелкую дробь. К тому же она устала до изнеможения: с ней часто такое бывало после нервотрепки. Сидя на краю выкрашенного красно-белыми полосками ограждения, она дышала на замерзшие пальцы и все больше нервничала по поводу возвращения в Эстевию.

            Сонную тишину дороги оживил гул приближающегося автомобиля. Юлиана с надеждой уставилась на поворот: хоть бы этот водитель их подобрал, уже сил нет ждать! Такое впечатление, что этой дорогой мало кто пользуется — последняя машина проезжала больше семи минут назад.

            — Ну этого-то я точно остановлю! — с энтузиазмом пообещал Юлиане гвардеец и улегся посреди дороги.

            — Квентин, сейчас же встаньте! Это опасно! — запротестовала герцогиня.

            — Не беспокойтесь! — беспечно ответил он, широко раскидывая руки. — Во всех фильмах так делают!

            — Мы не в фильме!

            — Верный способ остановить попутку! — стоял на своем гвардеец.

            — Вас могут задавить!

            — Да мне так и так умирать! Под пулями я уже был, а под колесами не приходилось. Даже интересно каково это! Только меня все равно не задавят!

            Его заверение прозвучало так жизнерадостно, будто он говорил не о смерти, а об участии в увлекательнейшем приключении. Удивительный человек! Интересно, он хоть когда-нибудь теряет присутствие духа? С ним так легко... Как жаль будет его потерять!

            Пока они спорили, машина вынырнула из-за поворота. Яркий свет фар резанул Юлиану по привыкшим к темноте глазам. Часто заморгав, она бросилась к распластавшемуся на асфальте гвардейцу. Истошный рев клаксона заставил ее сердце испуганно затрепыхаться, но все обошлось. Вильнув на встречную полосу, автомобиль ушел от столкновения и прибавил ходу.

            — Эх... — провожая его разочарованным взглядом, вздохнул Квентин. — И этого упустили...

            Он встал, энергично потер озябшие ладони и недоуменно проговорил:

            — Я никак понять не могу — почему вас никто не ищет? У нас в поселке как-то пацан потерялся — так все тут же дела побросали и пошли прочесывать местность! А вы — инкатор! Вас вообще вся армия искать должна!

            Юлиана не ответила, только сиротливо обхватила себя за плечи. Может, ее после случившегося и искать не хотят? Кому нужна такая неумеха?

            Оказалось, нужна. Вскоре небо над застрявшими на серпантине путниками загрохотало. Задрав голову, девушка увидела рыскавшие над ущельем мощные прожекторы двух вертолетов. Покружив над пропастью, один из них полетел вдоль дороги.

            — Сюда!!! Мы здесь!!! — высоко подпрыгивая, радостно заорал Квентин.

            — Надеетесь, что они вас услышат? — хмыкнула Юлиана.

            — Надеюсь допрыгнуть до пилота, — фыркнул он, а потом в сердцах хлопнул себя по ляжкам. — Да что ж такое?! Луна такая яркая, а они нас не замечают! Черт, и сигнальной ракеты нет!

            — А вы зажигалкой им помашите, как на концертах! — насмешливо посоветовала девушка.

            — И помахал бы, если бы курил! — расстроено глядя вслед удаляющемуся вертолету, пробурчал гвардеец.

            Он плюхнулся на ограждение рядом с Юлианой и развел руками:

            — Ну как так? Почему они улетели? И кто нас теперь спасать будет?

            — Будем спасаться сами. Пойдем пешком, пока еще можем двигаться.

            Она встала с пронизывающе холодного заборчика и вместе с Квентином побрела по обочине трассы, с трудом переставляя одеревеневшие ноги.

            — Наверное, это худший день в вашей жизни... — проговорил гвардеец.    Вырвавшееся изо рта облачко пара на миг затуманило его черты лица и медленно растаяло.



Дэй Лекса

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться