Будь моим палачом

Размер шрифта: - +

Глава 21

Утром следующего дня Юлиана приступила к занятиям. В первые же часы занятий ее ученический энтузиазм рассеялся, как туман под жарким солнцем: она не понимала и половины из употребляемых профессором терминов. Поначалу он относился к этому снисходительно и объяснял ей значение каждого из них, но через несколько часов стал выходить из терпения, когда она спрашивала про казавшиеся ему очевидными вещи.

            В итоге, к трем часам дня голова девушки гудела от бездумно заученной информации, а сердце сжималось от тревоги, что профессор не захочет продолжать их занятия.

            Чтобы этого не произошло, герцогиня посвятила остаток дня изучению неясной ей пока терминологии в надежде хоть частично вникнуть в завтрашние наставления Фергюсона.

            Просидев за справочниками до четырех утра, она попробовала уснуть, но перегруженный новой информацией мозг никак не мог отключиться. В шесть, измученная и невыспавшаяся, Юлиана с жалобными стенаниями сползла с постели и поехала в больницу.

            Профессор встретил ее вполне дружелюбно. Нарядил в белый халат и объявил, что сегодня он начнет учить ее на практике.

            В качестве учебного пособия он выбрал одного из своих  пациентов — меланхоличного двадцатилетнего паренька, страдавшего от затяжных депрессий. Фергюсон решил докопаться до первопричин его проблем с помощью гипноза.

            Сначала все шло просто отлично, но как только речь зашла о детстве больного, тот словно обезумел: закричал, вскочил с кресла и бросился к двери. Профессор попробовал его остановить, но паренек схватил стоявшую на столике в углу вазу с цветами и швырнул ему в голову. Фергюсон ловко увернулся, будто проделывал такие трюки несколько раз в день, и ваза, пролетев в двух сантиметрах от его виска, вдребезги разлетелась о стену.

            Руку Юлианы обожгло болью: один из осколков, отлетев от стены, глубоко вонзился ей в запястье.

            Пока Фергюсон успокаивал разволновавшегося пациента, она вытащила из раны кусок стекла и прижала к кровоточащей руке носовой платок.

            Через пару минут больной угомонился и профессор отправил его обратно в палату.

            — Как видите, реакция пациентов бывает непредсказуемой, поэтому никогда не следует забывать об осторожности! Голову оторву тому, кто принес сегодня эту вазу! – рыкнул Рональд.

            Его взгляд упал на быстро алеющий платок, и он резко замолчал: вид крови нередко доводил его до беспамятства.

            — Вы мне сейчас весь пол зальете! – воскликнул он, делая между словами глубокие вдохи, которые помогали ему хоть как-то сохранять ясность сознания. – Уходите немедленно!

            — Куда? – растерялась Юлиана, плотно прижимая к порезу ткань.

            — Идите в соседний корпус! Второй этаж, 113 кабинет. Доктор Тодес вас перевяжет. А потом ступайте домой: на сегодня наше занятие окончено!

            Он снова мельком взглянул на руку девушки и пошатнулся от поплывших перед глазами зеленых кругов.

            — Да идите уже, сколько можно вам повторять! – нетерпеливо гаркнул он, страстно мечтая рухнуть в обморок не в ее присутствии.

            — Хорошо. До встречи! — пробормотала Юлиана и ушла искать указанный ей кабинет, по пути размышляя, почему профессор так взъярился на нее. Очень похоже, что он просто испугался вида крови, но разве такие люди идут в медицину? Может, правда так боялся, что она закапает кровью его ковер?

            Короткая прогулка до серой семиэтажки освежила и успокоила ее.

            Странный, все-таки, человек этот Фергюсон! То спокойный и терпеливый, как святой, то желчный и крикливый. Ну ничего, скоро она хорошо изучит его характер и сможет предугадывать пока странные для нее перепады его настроения.

            Поднявшись по истертым множеством ног ступеням на второй этаж, девушка отыскала кабинет под номером 113. На двери было маленькое окошечко, и она заглянула через стекло.

            За столом сидел весьма привлекательный шатен лет тридцати. Его ноги в начищенных до блеска ботинках покоились на столешнице, а челюсти мерно двигались, пережевывая печенье. Скучающий взгляд был устремлен в окно.

            Юлиана постучала. Мужчина молниеносно скинул ноги на пол и замахал руками, стряхивая крошки с белоснежного халата.

            — Войдите! – напоследок приглаживая пальцами волосы, разрешил он.

            Девушка зашла в кабинет и остановилась, с любопытством разглядывая доктора. Ну и бугай, а ведь ничуть не толстый! Такого гораздо легче представить на борцовской арене, чем за оказанием медицинской помощи. Плечи, как у былинного богатыря, а рука... Она скосила взгляд, невольно сравнивая его ладонь со своею. Ее будто игрушечная!



Дэй Лекса

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться