Будь моим палачом

Размер шрифта: - +

Глава 22

 

            К соблазнению Юлианы Дэниел подошел со всей ответственностью. Перво-наперво он попросил заведующего отделением на неделю изменить график его работы, убрав из него ночные смены. Свою просьбу он подкрепил малоубедительными объяснениями про тяжело заболевшую, а на самом деле давно умершую мать, и парой бутылок дорогого коньяка.

            Начальник оказался человеком сердобольным и без колебаний согласился выпить коньяк за здоровье миссис Винтер и убрать из расписания ее заботливого сына все ночные дежурства.

            Получив законное право находиться в больнице в одно время с привлекательной ученицей Фергюсона, Дэниел пустил в ход всю свою креативность и обаяние, пытаясь очаровать неулыбчивую красавицу.          

Он перепробовал десятки проверенных многолетним опытом способов подкатить к ней и был сильно обескуражен, когда ни один из них не сработал.

            Временная неудача не поколебала решимости Винтера, напротив, он стал завсегдатаем пикаперских сайтов, на которых подробнейшим образом описывалось, как можно соблазнить девушку, используя техники нейролингвистического программирования.

            Но и тут его ожидало разочарование: Юлиана абсолютно не реагировала на них и вообще вела себя так, словно он был пустым местом.

            После девяти дней полного игнорирования с ее стороны, непоколебимая до этого вера Дэниела в себя сильно пошатнулась: так долго и упорно он еще никого не добивался. Он даже решил обидеться на Юлиану и больше не предпринимать никаких попыток сблизиться с ней.

            Оба выходных он провел дома, честно пытаясь не думать о ней, но уже в понедельник снова свисал с окна ординаторской, высматривая на фоне вечнозеленых кустов ее точеную фигурку.

            Зачем она ему нужна, Дэн и сам не знал. Знал только, что в ней есть что-то непередаваемое, маняще-неприступное, и это что-то никак не давало покоя никогда не засыпавшему в нем альфа-самцу.

            За эту неделю он несколько раз приходил к Фергюсону с целью выпытать хоть что-нибудь о его таинственной студентке, но так ничего и не добился. И хотя профессору непереносимо хотелось ошарашить настойчивого повесу известием, что в этот раз он слишком высоко замахнулся, он перенаправлял Винтера со всеми его вопросами обратно к девушке, втайне наслаждаясь его терзаниями.

            В конце концов терпение Дэниела лопнуло, и он пошел ва-банк. Подкараулив Юлиану в холле, около кофейного аппарата, он закрыл своей огромной ручищей прорезь, мешая вставить в нее купюру.

            — Простите, что мешаю вам наслаждаться жизнью, леди, но, на мой взгляд, с вашей стороны это некрасиво! – обиженно начал он.

            Юлиана подняла на него полные недоумения глаза.

            — О чем вы, мистер Винтер?

            — Да хотя бы о том, что вы знаете как меня зовут, а я понятия не имею как к вам обращаться! За девять дней я не получил ни одного вразумительного ответа на мои вопросы ни от вас, ни от Фергюсона!

            — Это потому, что я не вижу необходимости развивать наше знакомство, – ответила она. — Вы перевязали мне руку, и я вам очень за это благодарна, но это еще не повод для романа!

            — Вот! — поднимая палец вверх, воскликнул Дэн. – Вот именно! Вы меня просто использовали и тут же бросили за ненадобностью, а я ведь так помог вам! Разве порядочные люди так поступают?

            — Простите, сегодня же впишу вас в завещание и закажу вам памятник за самоотверженный врачебный подвиг! — покаянно пообещала Юлиана. – Вам в бронзе или граните?

            — Без разницы! — проворчал он.

            — Как скажете! А теперь, будьте добры, уберите, пожалуйста, руку с купюроприемника, я хочу кофе!

            Дэн с досадой хлопнул по автомату ладонью и, бурча под нос ругательства в ее адрес, поплелся прочь.

 

            На следующий день, ровно в тринадцать тридцать, в ординаторскую реанимационного отделения, где работал Винтер, ввалились два работяги в накинутых поверх спецовок халатах. Тяжело пыхтя, они втащили в комнату завернутый в гофрированный картон метровый блок и прислонили его к стене рядом с полупрозрачной белой дверью.

            Отдыхавшие после обеда врачи удивленно переглянулись. До этого увлеченно болтавший в чашке чайным пакетиком, Дэн бросил свое занятие и задиристо осведомился:

            — Вы кто такие, и кто вас сюда впустил?



Дэй Лекса

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться