Будь моим палачом

Размер шрифта: - +

Глава 25

Прошло десять дней. Днем Юлиана с головой погружалась в работу, а по вечерам занималась домом.

            Неразговорчивого архитектора она сменила на более открытого и с удовольствием обсуждала с ним детали перестройки некоторых покоев, а также возведение отдельного дома для слуг.

            После его ухода к ней являлся дизайнер, иногда вместо него приходила директриса агентства по подбору кадров: большому дому требовалось много прислуги. Но неожиданно проблема подбора персонала решилась сама собой.

            Мачеха Юлианы в одночасье уволила всех работавших в доме покойного отца слуг. Об этом герцогиня узнала от растившей ее до школы няньки. Оставшись без дома, старушка попросила воспитанницу взять ее к себе на службу за кров и еду. Юлиана забрала к себе не только ее, но и всех желающих перейти к ней на работу домочадцев. Особенно рада она была старому садовнику Валентину и посудомойке Джене. Эта добродушная толстуха всегда старалась порадовать маленькую, но нелюбимую наследницу хозяина какой-то мелочью типа свежей булочки или интересной истории. И хотя детские воспоминания не приносили Юлиане ничего, кроме боли и острого чувства собственной ненужности, видеть рядом с собой этих людей ей было очень приятно, и она постаралась разместить их у себя с наибольшим комфортом.

            Иногда она подумывала поселить у себя Эндрю Нортона, того самого охранника, который когда-то посмел вступиться за нее перед Карминским, но боялась навредить ему еще больше.

            Несмотря на все ее усилия и регулярные госпитализации в лучшие клиники, состояние здоровья Эндрю медленно, но верно ухудшалось. Его почки не могли нормально работать, и в конце концов гемодиализ стал для него привычной процедурой.

            Полгода назад, едва получив наследство, Юлиана купила ему просторную квартиру рядом с больницей, чтобы в случае чего ее спасителю не пришлось долго ждать помощи. Кроме того она приставила к нему круглосуточно дежуривший медицинский персонал, но ей все равно казалось, что она делает для него безмерно мало.

            Все эти хлопоты позволяли герцогине отвлечься от мрачных мыслей о выборе палача. Время неумолимо шло вперед, но подходящей кандидатуры на эту роль так и не появлялось: все достойные этой должности кандидаты ей не нравились, а более-менее приемлемые не соответствовали высоким требованиям инкатории. Спасало лишь то, что Оберон эту неделю был в отъезде — повез Энтони на недавно открывшийся курорт. По словам Тони, они собирались пробыть там до следующих выходных. А потом король вернется и навяжет ей Гарда, и давно бы уже сделал это, если бы не заступничество Энтони.

            Тем временем комиссар Демме вовсю осваивался на новом месте работы и с упоением расследовал поручаемые ему Юлианой дела. Он снова чувствовал себя полезным и нужным и выкладывался, как никогда.

            Дабы не потерять такого ценного, но до невозможности принципиального кадра, герцогиня тщательно отбирала поручаемые ему дела и была готова к возможным отказам с его стороны. Она жалела лишь об одном – Демме нельзя было взять на должность палача. Для этой роли ей требовался менее щепетильный и более нахрапистый человек.

            Пока "Кольбер" мчался из инкатории за тонущий в сумерках город, девушка смотрела на мелькающие за окном остовы деревьев и размышляла как выкрутиться из сложившейся ситуации. Неожиданно водитель резко ударил по тормозам. Машина дернулась, по инерции проехала еще несколько метров и остановилась.

            — Что случилось, Гай? – встревожилась Юлиана.

            — Придурок какой-то на дорогу выскочил! – сердито выпалил шофер. — Простите за грубость, Ваша светлость!

            На дороге перед машиной действительно стоял человек. Яркий свет фар хорошо освещал его мощную фигуру, но лица было не различить за прикрывающей глаза рукой. Впрочем, Юлиана и без этого сразу же признала в нем Дэниела Винтера.

            Сзади захлопали дверцы — из машины сопровождения выпрыгивали гвардейцы.

            — Сейчас я с ним разберусь! – отстегивая ремень безопасности, с угрозой пообещал сидевший рядом с Гаем Шерман.

            — Не стоит. Я сама поговорю с ним, – ответила Юлиана и опустила стекло, впуская в машину сырой холод. — Вернитесь в машину! — велела она пылающим гневом охранникам.

            К этому моменту Винтер вполне успел привыкнуть к свету. С опаской поглядывая на недружелюбно настроенных гвардейцев, он радостно подскочил к открывшемуся окошку.

            — Вы едва не спровоцировали аварию, – сухо отчитала его Юлиана. — У вас ровно минута для того, чтобы объяснить, зачем вы это сделали.

            Широкая улыбка на лице врача померкла: такой холодной встречи он не ожидал.



Дэй Лекса

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться