Будь со мной

Размер шрифта: - +

Глава 2.

С утра меня разбудила медсестра. Ловким и быстрым движением она мне поставила уколы, измерила температуру. Как только за ней закрылась дверь, провалилась в сон моментально. Видимо правда говорят, что когда человек спит, то организм восстанавливается быстрее.

" "Ну вот, опять папа с мамой ругаются." — подумала маленькая девочка, вставая с кровати.

глубокая ночь. Снег огромными хлопьями спускался с неба на землю. Вот уже через пару дней наступит Новый год. Этот счастливый праздник как для детей, так и для взрослых. Запах мандаринов уже витает в воздухе, а елка—красавица стоит в углу зала. Украшать вечнозеленые деревья в канун Рождества начали в древние времена. По легенде считалось, что в ветвях деревьев живут духи. Всевозможные украшения вешались, чтобы задобрить духов. Первыми игрушками были яблоки, орехи и всяческие сладости. Намного позже ее стали украшать яркими блестящими шариками, свечами и лампочками. Верхушка ели декорировалась звездой в честь напоминания о Вифлеемской звезде, которая указывала место рождения Христа. А маленькая девочка очень любила это дело. С самого раннего утра вместе с папой шли на базар и выбирали самую большую и самую красивую, чтобы потом с наслаждением вдыхать запах ели. Только вот мама почему то была холодна и не обращала внимание на свою дочь. Женщина была хмура и недовольна. Много ругалась, а бывало что и била... не сильно, но так ощутимо и обидно. И лишь именно тогда, когда папы не было рядом. Маленькая Василисушка не понимала почему так происходит. Ведь чужая мама, её любимой подружки Кати, с обожанием смотрела на свою дочь. Обнимала и целовала, тискала ее. Одним словом — любила. И свою любовь она успевала дать еще и Василисе. Ведь эта мудрая женщина не понимала, как так Ольга может поступать с маленькой девочкой. Ведь дети, чужие или свои, какая разница? Но Света чувствовала, что Ольга просто не способна любить кого—то, кроме себя и Анатолия. И женщине было искренне жаль маленькую девочку. Как могла и умела, Света давала ей свою заботу и чуточку тепла и любви.

Маленькая девочка Василиса аккуратно подошла практически к самой двери, но в итоге спряталась за углом, подслушивая родителей. Ей было очень интересно о ком же они говорят.

— Толя, ты понимаешь, она не когда не будет мне родной!

— Оля, ну что ты такое говоришь!

— Не нужна она нам! Понимаешь! Отдай ее, отдай ее в детдом! — в слезах умоляла его женщина.

— Что ты такое говоришь, Оля! Одумайся! Не гневи Бога! При живом отце дите свое отдавать!

— Я не могу видеть ее! Не могу! — как в припадке, кричала женщина.

— Оля, ты же мне обещала...

Обреченный голос отца напугал маленькую девочку. И та, со всех ног, побежала на кухню.

— Папа! Папочка! — в слезах Василиса бросилась к отцу, обнимая за талию, — не отдавай меня! Я буду хорошей! Обещаю! Папочка!

— Ты зачем сюда пришла? — взвилась на нее женщина. В глаза пылало пламя, рот скривился от отвращения.

Мужчина прижал свою дочь к груди. Впервые он увидел настоящие чувства Ольги к его Василисушке. Ему стало невыносимо больно. Было такое ощущение, что раскаленный кинжал ему вонзили в сердце и прокрутили три раза. Он начал корить себя, что раньше не замечал этого. Не замечал с какой ненавистью женщина смотрит на его маленькую девочку.

— Ольга, если ты так будешь дальше себя вести, я уйду. Обещаю.

Не сказав больше ей ни слова, мужчина вышел, неся на руках свое самое главное сокровище в жизни.

— Папа, а почему мама меня не любит? — маленькая девочка все—таки решилась напрямую задать вопрос, который мучил ее изо дня в день.

— Дочка, она тебя любит... Одна колдунья заколдовала сердце твоей мамы, превратив его в камень.

Девочка с замиранием слушала своего отца.

— И что же нам делать, папочка? — взволнованно спросила Василисушка.

— Ничего доченька, только время нам поможет. Со временем камень растворится, и мама уже открытым сердцем будет показывать свою любовь..."

Проснулась слишком резко. Было такое ощущение, что вылили на меня ведро горной воды. Вот же сон приснится... Да еще такой необычный. Будто находишься не в самом теле, а смотришь на все сверху, как в кинотеатре. Или это не сон? Неужели это может быть правдой? О нет, это не может быть правдой. Просто игры разума... Но теперь я знаю хоть немного. Мою маму зовут Ольга, а отца все-таки Анатолий.

Живот призывно заурчал, оповещая, что было бы неплохо пообедать. Так как капельницы мне убрали, я свободно могла дойти до поста медсестры, попросив хоть кусочек хлеба. С помощью рук поставила ноги на пол. Рывок и уже стою на ногах, только недолго, буквально три секунды... Они не удержали меня. А я так уверенно их чувствовала! Могла подвигать пальцами, ущипнув себя со всей силы, почувствовала боль. Так, Василиса, только не плакать, иначе новая паническая атака накроет меня с головой.

— Медсестра, медсестра!

Но за место медсестры на пороге моей палаты появился Руслан.

— Василиса! Ты что решила довести меня до инфаркта?! Какого черта ты творишь! Я же говорил тебе только постельный режим! — рванув ко мне, одним движением поднял меня на руки. И опять наши лица друг напротив друга.

— Я кушать хочу! Может положишь меня уже? Я же не пушинка.

— Незнайка, тебе рентген делать необязательно, ты и так светишься вся. Без меня больше не смей вставать, иначе я буду ругаться.

— Руслан, а в туалет, я не могу вечно...— вовремя заткнулась, кажется у меня даже волосы окрасились в красный цвет от стыда. Надо было же ляпнуть про утку парню, который нравится. Уму непостижимо.

— Не переживай, я решу этот вопрос. А теперь жди меня, пойду на кухню надыбаю что-нибудь тебе покушать.

— Тысячу благодарностей. Ты мой спаситель,— от всей души улыбнулась ему.

— Да-да, запомни это,— подмигнув мне, Руслан скрылся за дверью.

Не прошло и 15 минут, как мой "спаситель" вернулся с огромным подносом столовой еды. От одного запаха, я готова была захлебнуться.



Варвара Оболенская

Отредактировано: 13.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться