Будка для механической собаки

Будка для механической собаки

Тим вдохнул полной грудью городской воздух: жаркий, пыльный, с примесью угарного газа, запахом металла и горящих помойных баков. Лето, жара, Земля! Радость проникла в каждую клеточку тела. Он наслаждался шумом, гамом и бестолковой кутерьмой, которая обычно царит в космопорте. 

- Здравствуй, Город! 

Нырнул в метро. Электропоезда бесшумные, но дыхание множества пассажиров, шарканье, кашель, разговоры, смех - не оставляют тишине ни единого шанса. С лёгким гудением поезд мягко разогнался, в окне замелькали силовые кабели, провода. "Дом-дом, дом-дом-дом", - застучали колёса на стыках. От метро пять минут пешком. Пластиковая панель с номером дома радостно захлопала на ветру на одной заклёпке. Что может быть лучше возвращения домой? 

Тим распахнул настежь окно, высунулся по пояс и прокричал: 

- Я снова с вами! 

И получил по затылку пластиковым пакетом с очистками. Привет из прошлого. Соседи сверху не поменяли своих привычек, да и мусоропровод забили до сорок второго этажа. Ну и ладно! Это не омрачило радости возвращения. 

- Это я - Тимервальд Мур! Я вернулся! 

Крик заметался между плоскими панелями жилых домов, поднялся ввысь и растворился в фиолетовом мареве. Кое-где в окнах замаячили силуэты заспанных жильцов: "Кто там горланит?" 

Всё-всё родное и знакомое. Здесь родился, прожил беззаботное детство, ветреную юность. Стена дома напротив ещё хранит следы краски из баллончика. Тим тогда внезапно ощутил задатки художника. Краска выцвела, штукатурка осыпалась. Задатки благополучно умерли. Но память осталась! 

Тим закрыл окно. Шумоизоляция мгновенно отсекла уличный гул, и в ушах зазвенело от тишины. 

- Нет. Так дело не пойдёт! 

Он принялся методично наполнять дом звуками. Включил телевизор, радиолу. Не забыл пылесос и древнюю электромясорубку. Мощные струи воды ударили в раковину ванной комнаты и мойку кухни. Оглядев плоды своих трудов, Тим блаженно растянулся на диване. 

Оркестр бытовых инструментов на миг вытеснил из памяти бормотание болот Талабума, визг джунглей Гидразиума, шорох пустыни Шал-Лу, монотонный гул гипердвигателей и абсолютное безмолвие космоса. 

- Я дома. Я снова в Городе! - пела душа. 

Вот оно истинное счастье, которое не осознаешь, пока не лишишься. 

В привычную мелодию вплёлся зуммер входной двери. Тим подождал минуту - другую, но когда звонки стали настойчивее, побрёл в прихожую. 

На пороге ждал невзрачный парень в видавших виды шлёпанцах и сером комбинезоне поверх розовой майки. Визитёр оперся о косяк, медленно вытер пот и прошептал: 

- Наконец-то! 

- Но, - попытался возразить Тим. 

- Получите и распишитесь! - слёзы заблестели на курносом лице посыльного. - Дождался! Вы не представляете, каково это каждый день мотаться по жаре! 

Он сунул Тиму конверт, вырвал квитанцию и помчал вприпрыжку в сторону лифта: 

- Конец моим мучениям! 

Створки лифта лязгнули. Крик восторга на некоторое время заглушил скрежет ржавого механизма. 

Тим не скоро пришёл в себя: 

- Замечательное начало дня. Совсем я одичал в этих экспедициях. Даже разговор не могу поддержать. Надо было хоть чаю предложить. 

Он уже собрался догнать почтальона, но вспомнил про странное послание. Положил письмо на журнальный столик, сел напротив и прищурился, пытаясь угадать, что внутри. Писем он сто лет не получал. Сразу после выпуска из Космической академии однокашники поддерживали друг с другом связь, но скоро всех разметало по дальнему Внеземелью, и переписываться стало не с кем. 

Осторожно приподнял конверт за краешек, и поддел ногтем клапан. Клеевой шов был безупречен и не поддался. Поискал на кухне, чем можно разрезать конверт. Среди пыльных кастрюль и бутылок отыскались только чайная ложка и гнутый штопор - для борьбы с конвертом абсолютно непригодные. Поджигание, размачивание и пропаривание не увенчались успехом. Разорвать и даже разгрызть конверт не удалось. Тим с печалью вспомнил о своём десантном ноже: "Ржавеет сейчас в брюхе мутантгриллы". 

Под впечатлением от накативших воспоминаний он бросил конверт на стол и прихлопнул ладонью. На бумаге проступили слово "Идентификация" и светящийся контур руки, после чего конверт раскрылся сам. Внутри Тим обнаружил фирменный бланк: 

"Уважаемый тов./госп./мист. Тиммерваальд Мур! 

Настоящим извещаем, что Вы являетесь злостным задолжником и неплательщиком коммунальных платежей. В соответствии с решением Правительства Города Вы подлежите выселению в Зону Освоения. Возражения принимаются до шести часов вечера тридцатого июля сего года. 

Приложение: расчёт задолженности, пени и штрафов; карта проезда к месту выселения, разовый талон на проезд в городском транспорте". 

Неразборчивая подпись. Ещё более неразборчивая печать. И приписка жирными красными буквами: "Во избежание недоразумений, и необдуманных шагов с Вашей стороны, с момента прочтения данного уведомления подача энергии и воды в Ваше жилище будет прекращена!" 



Герман Эр

#20372 в Фантастика

В тексте есть: будущее

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться