Будни феи-крестной

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Дело о "Красавице и чудовище".

В вечернем небе, затянутом свинцовыми тучами, грозно сверкнули молнии. Вдалеке дьявольским смехом разразились раскаты грома. На иссушенную жарким летом почву робко упали первые капли дождя, а спустя мгновение Небеса разверзлись, и на землю обрушился потоп: ливень барабанил по крышам домов, стучал в окна, разбивался об стекла и ускользал по ним мокрой дорожкой вниз. Поднявшийся сильный ветер ревел, как раненый зверь, и заставлял деревья испуганно пригибаться к земле. Тем, кого застала непогода в дороге, можно было лишь посочувствовать.

Однако молодому мужчине, который уютно расположился перед негромко потрескивающим камином, капризы стихии не доставили беспокойства. Мужчина лениво жевал поданный прислугой ужин и, разглядывая отблески огня на стенах, сыто улыбался своим мыслям. В его голове нестройным хороводом кружились воспоминания о событиях сегодняшней ночи и проявленной изобретательности новой пассии, сумевшей поразить даже его пресыщенную натуру. Наверное, это был бы обычный вечер избалованного фортуной человека, если бы не…

— Милорд?... — Мужчина равнодушно поднял глаза на склоненного в почтительном поклоне слугу. – На пороге замка женщина…

— И что? — Нотки нескрываемого раздражения в голосе господина заставили пожилого слугу поторопиться с объяснениями.

— Она просит разрешения переночевать или хотя бы переждать непогоду под Вашей крышей. Говорит, что Ваша доброта не останется без вознаграждения.

Мужчина поморщился и с неохотой уточнил:

— Гостья богата?

— Что вы, милорд! Похожа на оборванку.

Губы мужчины брезгливо дрогнули, но черты его лица, даже искаженные отвращением, по-прежнему оставались прекрасны. Казалось, что идеальный профиль, словно вылепленный талантливым скульптором, не под силу испортить ни одному низменному чувству. И даже в злобной тираде как будто сквозил благородный гнев.

— Какого черта! — воскликнул мужчина. Приподнявшись в кресле, он замер над столом; ноздри аристократического носа трепетали от ярости, как у породистого скакуна. — Разве мой замок успел стать приютом милосердия?! Неужели я обязан привечать заблудших путников, если они не могут отплатить мне звонкой монетой за проявленное гостеприимство? Гоните прочь наглую старуху!

Последние слова прозвучали почти спокойно, но слуга все равно испуганно втянул голову в плечи.

— Как прикажете, милорд, прощу прощения, милорд. — Слуга торопливо попятился в сторону двери, не забывая отвешивать почтительные поклоны.

Мужчина вернулся к прерванной трапезе. Однако он едва успел вонзить вилку в запеченное мясо утки, как в залу бесцеремонно ввалилась странно одетая гостья. За бесцеремонной незнакомкой, причитая и пытаясь что-то втолковать ей, по пятам следовал отосланный ранее слуга.

— Со старухой был перебор, я почти обиделась! Милейший, да не стоит так переживать! — отмахнулась от испуганного слуги незнакомка и плюхнулась в кресло напротив ошарашенного хозяина замка. — Мы с твоим нанимателем сейчас все дела полюбовно решим. Я ему рада, как родному, честное слово: слава Богу, нашелся козел отпущения, а иначе пришлось бы и дальше разгуливать под дождем! — беззаботно протараторила она.

Мужчина впервые в жизни оказался не в силах вымолвить ни слова. Пораженный, он молча наблюдал за незнакомкой. Впрочем, какое-то шестое чувство подсказывало ему, что это и небезопасно – перебивать экстравагантную гостью. Как минимум небезопасно…

Та же устроилась поудобнее и, хлопнув себя по коленке, радостно заметила:

— О, да я как раз к ужину! Тогда мне вон тот кусочек мяса и стакан вина. Хотя нет, я ж на работе… Значит, обойдемся без алкоголя. Начальство не спит, бдит и все записывает, су…сумасшедшие люди, я хотела сказать, — выкрутилась незнакомка. — В смысле трудоголики страшные, себя совсем не жалеют!

Она окинула комнату внимательным взглядом и, заметив камин, деловито начала придвигать к нему кресло. Ее не смущали ни причитания несчастного слуги, со лба которого градом катился холодный пот, ни оглушительное молчание хозяина, чье лицо пошло красными пятнами, ни перешептывания собравшейся в дверях челяди.

Хозяин замка нервно прошелся рукой по роскошным светлым волосам, собранным в хвост на затылке. Он смерил странную гостью оценивающим взглядом: ее одежда действительно была похожа на обноски, но это не могло ввести его в заблуждение — гостья была кем угодно, но только не оборванкой. От этой мысли мужчина занервничал еще сильнее, но привычное высокомерие и капризный нрав одержали победу над осторожностью:

— Что, черт возьми, происходит?! Кто ты такая?

— Погода — атас! — хмыкнула между тем незваная гостья, проигнорировав его возмущенный вопль. Она протянула руки к огню и зябко поежилась. — Нет, все согласно плану, держимся в рамках канона: ночь, ливень, гроза. Только вот антураж стандартного ужастика у меня уже в печенках сидит. Поверь, пафос ситуации начинает раздражать, когда вынужден сам бродить по ту сторону экрана…

— Что?

— Я говорю, в окно взгляни — спецэффекты же подкачали! — повысила голос незнакомка и снова затараторила: — Хоть не выходи из будки технического персонала! У чуваков-то инициативы ноль. Почему бы сейчас не светить солнышку? Между прочим, это выглядело бы реалистичнее: кто ж потащиться в такую погоду вершить сомнительное правосудие? Ну да ладно... отставить революцию, загнать броневик в гараж — будем работать с тем, что имеем.

Громко чихнув, незнакомка с досадой потерла нос и откинула за спину мокрые темные волосы.

— Вы… ведьма? — в ужасе прошептал хозяин замка, со страхом замечая, что остался один на один с гостьей: челядь предпочла тихонько ретироваться, и даже дверь оказалась предусмотрительно прикрыта кем-то из слуг.



Ксения Власова

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться