Будни ребёнка "индиго"

Размер шрифта: - +

Глава 47

Глава 47-я: "Неверным курсом"   

 

"За первую неделю сентября немало злости выброшено в строчки… Опять я никну зря от неизвестного, но предстоящего несчастья. Одна лишь мрачная поэтика души, как готика, и несуществующая рифма для моих набросков меня бросают в холод-жар, листы и листья. Лечу под ветром сентября вперёд, как самый жёлтый лист, как самый золотистый! Но в этом сентябре я будто не жива, мне не хватает буйной зелени энергии!" Поэтому я так озлоблена нечаянным началом осени, особо первыми её декадами. А тут ещё школа!

Ах, как бы жизнь была насыщенной без этой ненужной повинности! Хоть там новости действительно посыпались, как листья, и заполыхали всеми светофорными цветами. Оказывается, школьники, подпав под некую реформу сверху, неожиданно перескочили через класс. Ничуть не изменив количества и качества уроков, нам попросту сменили нумерацию: так что, закончив восьмой, я вдруг очутилась в десятом, а Мунк перешёл сразу в пятый. И как-то солиднее всё получилось, и на том спасибо! Из нашей бывшей параллели, насчитывавшей полдюжины классов, теперь образовали три, сгруппировав остатки тех, кто хочет ещё поучиться. А потому исчезли Фик и Лекс! А встреченный у магазина Янни торжественно заявил, что перешёл в отстроенную школу в новом микрорайоне, и его вообще-то зовут Ян, притом уже давно. На это я возразила, что Фик — уменьшительное от Филипп, Сана — от Сусанны, а толку-то?

И вот уже одной со мной дорогою не ходят в школу "козы"! Разбрелись они по городу с целью получения профессии, такого дела, о котором, к примеру, нам с Индри и Натали — невдомёк. "Предки" Бешки куда-то съехали, ну, и понятно Бешку увезли. Надеюсь, окончательно. Зато в классе зачем-то осталась Адрева. Поступив в военное училище, но так и не найдя девчонку, которая его два года будет ждать, подальше оказался Ласс. Перевелась в выпускной Эйприл Еросема, таки подыскавшая себе обнажённую натуру в лице получившей летний сексуальный опыт — Саны. И также оказалась в выпускном, только из неполной школы, Анн-Май. Она попала в один класс с живодёркой Морой, а всё оттого, что численность школяров срочно стали подгонять до приемлемой, а не как было раньше: по примерно тридцать с хвостом.

И отчего-то появилось больше таких парней, как наши Тим с Томом: ушлые, хитрые, мутные типчики из параллельных классов. Я раньше их не различала, а сейчас временно разделила прибывших на тех, кто типа: Тим — занудный и возомнивший невесть что очкарик, или Том — шалун и непоседа, лазящий по разным девочкам да по чужим карманам. Только новенький Зандер (так уж и быть, это от "Александер") никуда пока что не был отнесён, деловито искал себе подходящую пару и парту и всерьёз подвергался разглядыванию мной, благо с моей, предпоследней неплохо обозревается.

Так вот, Зандер этот — высокий, плечистый и мощный, светловолосый и… Я хорошо рассмотрела цвет глаз: светло-серо-голубой. И костюм у парня не банально синий, как у всех, а коричневый, видимо, на рост огромный формы не нашлось. Я тоже форму игнорирую наполовину: школьное платье есть, но без нелепых кружев и рабочего фартука, зато на талии перехвачено узким ремнём с золотистой застёжкой. Так что, по-моему, Зандер особенный, раз он не в форменном мальчишечьем костюмчике, а одет почти как взрослый. Хотя мне не нравится, что он садится за одну парту с… Индри! Временно, не сомневаюсь! Хоть в старших классах нам позволили выбирать в этом деле партнёров! Я пока определилась с Натали. А этот Зандер мог бы и кого другого выбрать.

Весь сентябрь, как обычно, будут главенствовать мешанина полная и беспорядок. Только устанавливается расписание для нас и для учителей, но уже завтра каждый в первый раз отправится на выбранные ранее курсы. Я — через старый парк, в здание вечерней школы, где обучают машинописи и секретарскому делу. Натали, Адрева и добрая часть девочек (тьфу, какие они — девочки? — не девчонки даже, а девки-девахи!) тоже туда, учиться на продавцов. Пацанам же предписано собраться кучей возле школы и на завод за "граничным" полем — шагом марш! Заодно уместились в расписании уроков новые предметы: обществоведение (угу, это в предкризисном-то обществе!) и информатика при полном отсутствии в школе компьютеров. А я, хитрости ради, завела сразу два дневника. Чтобы предъявлять родителям (испытывая при этом негодование или неловкость, от ситуации зависит) дневничок для хороших и часто поддельных оценок, а учителям в любом случае предоставлять дневник другой, для всех оценок подряд.

Сегодня мне одиноко брести аж до парка. Натали заранее договорилась пройтись со своей соседкою по дому, Дорой, также попавшей в наш класс. Ну, и пускай идут, куда захочется, продавщицы липовые! Я лучше буду щёлкать буковками пишущей машинки, точно в будущем умение сгодится. Сейчас же, не смотрю по сторонам, а то и дело приоткрывая вытащенную из сумки литературную тетрадь, всматриваюсь в утренние наспех строчки. Ну, как сказала бы maman: "Не в склад, не в лад, но красиво". Вот и критики редакционные ответили почти то самое письмом. Нет, конечно, в обращении ко мне — меня хвалили, отметив некую оригинальность, а потом заметили, что, впрочем, рано печатать сей опус необыкновенный. Не до такой ещё кругом свободы! И поучиться мне не помешает, к примеру, у… Мориака. А я всегда предполагала, что первый опыт никудышный, отрицательный, но обязательный. Чрезвычайно. "Блин комом!" — скажут родители, если узнают. Нет, не узнают, ни о первой неудаче от литературы, ни о какой другой. Но почему я не смотрю перед собой? Фу, ты! Чуть не растянулась рядом с парнем, шедшим встречно.



Inle Viggen

#12494 в Проза
#8361 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 16.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться