Будни ребёнка "индиго"

Размер шрифта: - +

Глава 51

Глава 51-я: "Совсем не 'sweet sixteen'"*

 

Квартира Натали и её "предков" располагается в пятиэтажке с тройками и единицей на "борту". Каждый раз из школы я так быстро проносилась мимо того дома, что замечала только пару троек и единицу, а не их порядок. Или это пара единиц и тройка? Сама Натали родилась, как и я, в феврале, только третьего. Мне кажется, из-за ведущего в жизни числа 3, у неё склонностей к точным наукам хоть отбавляй. Но у неё совершенно нет воображения! Наверное, родители и те взывающие сны про шаровые молнии неминуемо вытравили образное представление обо всём на свете. Интересно, что она может получить взамен его?

Потому-то Натали и вообразить не могла, что увидит меня на своём пороге после обеда 30 декабря — искреннюю такую, растрёпанную и с чем-то странным под ухом. И, конечно же, не представляла, о чём попрошу её:

— Эй, у твоей мамаши есть забеливающий крем? Видишь отпечаток у меня на шее. Такова она, любовь со второго укуса!

Ну… У Натали также не хватает чувства юмора. Кто другой бы расфыркался со смеху! А она, как ни в чём, ни бывало, совсем меня не предупредила, что мои "предки", в свою очередь звонили к ней, а уж что им Натали сказала? Дословно я и не узнаю. Зато сами родители доложились об этом мне прямо с порога! Подружка так и про звонок запамятовала, и крема, чтоб "засос" упрятать не нашла. А если бы и нашла, точно заявила бы, что средства для выведения чужих проблем у неё нет. Да хрен с ней! Годам к сорока она станет настолько усушенной мымрой, что я прямо сейчас начну за неё радоваться.

Вообще-то, "предки" тоже подобно меня обозвали. Для начала. Потом продолжили список сомнительных эпитетов — тварью и спидоносицей. А я дурашливо переспросила:

— Чаво-чаво?

Брэб огрел меня наотмашь по физиономии моим же шарфом, пока я разоблачалась в прихожей, и пошёл распрягать дальше:

— Обманула насчёт школы, ладно! Нам про тебя всё рассказали. Но вот, что продолжаешь встречаться с этим бл*дуном, никогда тебе не прощу!

"Ага! Было бы наследство, я б его лишил!" Ну, валяй дальше, папуля!

—И никаких тебе больше свиданок! В школу будешь ходить под присмотром! Сейчас же сдай шнур от магнитофона! Я ещё переберу твои книги! Может, ты заначила там фотографии мужиков с голыми яйцами! Знаю я вас, молодых идиотов!

И так далее в той же грубости. Ага! Видно, Брэб что-то ещё забыл мне пообещать, но Эса шикнула ему на ухо, и он попёрся за мной аж в ванную, где я, вымыв руки, неспешно поправляла разлохмаченную шевелюру.

— Раз ты у нас — теперь шалава и шляешься, где попало, будешь есть из отдельной посуды! Нечего бациллы свои тут разбрасывать! У тебя младший брат есть. Он не причём  к твоим похождениям. И мы тоже! Отставим тебе тарелку, вилку, ложку и пользуйся отдельным полотенцем, и протирай за собой ваткой сиденье от унитаза! Сифилиса со СПИДом как раз не хватало! Да! Никакого тебе за это Нового года и дня рождения.

Что тут скажешь? Будем считать, что годик предстоящего шестнадцатилетия странно начинается. Не оттого ли я постоянно предаюсь своим депрессиям. А они, в отличие, от окружающих, меня не предают, а исправно вгоняют в печаль и тоску, преображая метанием боли — моё "не ожидание" лучшего. Образом таким… Вернее, в мутных и слёзно-солёных, и одновременно искристых красках снега я подоспела аккурат к очередному февралю. Ну, раздумывай, не раздумывай, я тоже не права во многом. Я, собственно, мало чего делаю правильно, а лучшее, что можно было в случае моём когда-то предпринять — не рождаться вовсе или родиться мёртвой. И это точно стало бы ударом для родителей. Уж они бы сожалели, они бы пожалели! Ага, в первую очередь себя. Зато, как подытожила бы плановый экономист Эса: "В дальнейшем, никакие расходы не понадобились бы на воспитание и обучение этого несносного ребёнка".

Однако, стараясь обходиться без особой конфликтности с каждым из нашей дурацкой семейки, я "полуавтоматически" повторила прошлогодний успех на региональной олимпиаде. Несмотря на то, что до каникул основательно охладевшая ко мне Алека, зловеще ухмыляясь, предзнаменовала мне "первое место — не иначе, как с конца за халатное такое отношение к предмету": "Ты же ничуть не готовилась, Габи! Самоуверенность тебе добра не принесёт, да и схватываешь ты больше по верхам, чем вглубь копаешь!" А я ответила ей, что: "На мероприятие меня сопроводит (не больше, не меньше!) мой любимый парень, и он же проследит, чтобы я там не облажалась. Вам же, мадам, ничего не понять! Слишком вы сухопарая, и жизненные соки в вас не бродят".

Конечно, учительница, грустно поражённая, заткнулась. И я (честно!), совершенно не подготовившись, легко заняла первое место среди сведущих соискателей, оттого что опять говорила со всеми только по-французски. А ожидавший после мероприятия Зан, узнав о моей победе, вдруг подхватил меня в охапку вместе с шубой (дело происходило при многих участниках в вестибюле) и закружил в крепком объятии-танце! Так что, быть может, девчонки из остальных городов мне завидовали? А я не сильно тому придала значения. Потому что знаю точно: по верхам гуляет Зандер. Перебрав без исключения всех стоящих девчонок в параллели (а Индри доложилась, что "менял их, как перчатки") остановился на такой доброй дуре, как я, что свою не бережёт… как там её? — невинность! С ума сойти, далось им это целомудрие! По-моему, такую штуку, я утратила, снова едва попав в этот мир. И то была на самом деле девственность души. Так что, нечего судачить тут о мифическом физическом. Ведь и родители вывернули наизнанку моё об этом представление, а валят всё на непонятные деяния ба-Мари в моём младенчестве! Думай, как хочешь! А я и без того, залипла и погрязла в собственно своём.



Inle Viggen

#12540 в Проза
#8375 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 16.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться