Будни ребёнка "индиго"

Размер шрифта: - +

Глава 73

Глава 73-я: "Сквозь врата"

 

Кое-что из обречённых иллюзий всегда не в силах распрощаться с миром… Сам же он согласен избавляться от наслоений напрасности или совершенно умерщвлённых обстоятельством эмоций. И тогда в упёртом мире собственном не останется того, что будет вынуждено проходить через некие очищающие сознание врата.

Иной раз подобное гипотетическое открывается там, где нет даже намёка на подходы и пороги. Иначе, почему наш засыпанный камнями двор вдруг взялся так невероятно оживляться, насквозь продуваясь ветрами, неизвестно откуда берущимися в любое время года. К примеру, летом можно наблюдать вполне себе компактный шторм. Это я и делаю, выглядывая из окна и наблюдая за зеленоватыми в свете сползающего дня вихрями. Единственное, что мешает толком видеть вдаль: объёмистый бок башенной двенадцатиэтажки по соседству. Ветряные потоки, подобные чешуйчато сверкающим сетям, смело извиваясь, заворачивают за угол, и я точно знаю, куда они следуют дальше.

Зря мне отсюда не видно, как их буквально вдувает под арку, вынужденно соединяющую две высотки. Над этой аркой располагается многоэтажный пласт из подсобок. Непонятно, как их только разделяют для себя жильцы столь странным способом прикреплённых друг к другу домов? Я так боюсь внезапного обрушения этой конструкции! Особенно когда перехожу ветряными воротами во двор со стороны главного проспекта. Остальные, в многочисленных количествах, шатающиеся граждане вверх голов своих не поднимают по причине вечной бытовой угнетённости. И потому особо не боятся, что их прибьёт нечто в свободном падении сверху. Зато им явно невдомёк будет, какой индустриально-чудный вид открывается некоторыми звёздными вечерами при переходе через импровизированную арку!

Когда-нибудь мы с Мунком назовём её по-своему… Если решим, что это настоящие врата, ведущие куда-то там. А пока пусть является невероятно высокий обзор на тёмно-синее небо, усыпанное осколками побитых космосом небесных тел и окаймлённое параллельно идущими серыми стенами! Ими будто бы взрезан сложный, но в меру сжатый простор. Хотя всё вижу только я. Сейчас продолжение урагана в масштабе отдельного дворика продвинулось по направлению к арке, и за остатками мини-торнадо можно уже не наблюдать. Я потому и отвлеклась, а когда вернулась взглянуть на замутнённое пылью, от неожиданности схватилась за занавеску, потому что... На дорожке, примыкающей к двенадцатиэтажке, в порядке закономерной параллельности были выложены три чёрных бездыханных тельца. Я сразу же подумала о Ниси. Надеюсь, там её нет! А вот подобных ей угробил какой-то безумный! Притом так быстро исхитрился, во время первого же этим летом песчаного светопреставления. Никто и оглянуться не успел, тем более что все по домам разбежались, а оказалось в это время…

— Кто-то во дворе котиков убил! — послышался в коридоре голос Брэба. — А прямо над местом преступления, ну, на стенке двенадцатиэтажки надпись странная. Мелом выведено: "Это тебе, бледная!" Ничего себе дела творятся в городишке. Сначала расчленёнка по соседству, теперь такое! Страшно представить, кто это самая "бледная"!

Н-да… Тебе, папочка, страшно, а что уж тогда про меня говорить? Есть резон окончательно выкрасть мамулину розоватую пудру, чтоб больше не казаться той, чья устрашающая бледность может вдохновить на действия маньяка, будь он хоть кошачий душегуб, хоть ещё какой-нибудь вдобавок. Значит, почти знакомый мне злодей опять находится неподалёку. Как-то из дому выходить теперь не хочется! Но иногда приходится: мусор выбрасывать, ходить на экскурсии по полупустым магазинам, гулять, в конце концов, притворяясь малость беззаботным. Вот понадобилось подсобить папуле: принести из универмага новый проигрыватель и ещё пластинок прикупить. Брэб даже своих денежек ради такого дела дал. Только отчего-то мне всё это ничуть не поднимает настроение.

Зато всегда можно с удовольствием помочь Мунку покормить оставшихся "мурлокотамов". Среди десятка избежавших печальной участи обнаружились и наши старые знакомые с подросшей Ниси во главе. Мы с Мунком решили дать заодно имена её взрослым подружкам. Братец доложил, что серо-буро-полосатая хочет откликаться на "Дикки", а большая усатая согласилась с приличествующим внешности прозвищем "Мусташ", что по-французски означает: усы.

Ещё узнать бы (к собственному ужасу!): почему убитых котов было три, притом целиком чёрных-чёрных? Кстати, их слишком быстро убрали. А дворника во второй половине дня не наблюдалось. Может, так было задумано: сначала живодёр притащил с собою заготовленное, затем аккуратно разложил на обозрение, получил несоизмеримое удовлетворение от шока обывателей, в том числе и той "бледной", кому сие послание предназначалось. А позже преспокойно забрал с собою хладные трупики, отбыв восвояси до следующего заявления. Конечно, он остался заинтересованным в новых трофеях, чтобы присовокупить их к коллекции маленьких и беззащитных жертв. Ну, за неимением жертвы побольше. Про остальное думать просто опасаюсь.

И хорошо ещё, что есть личности и обстоятельства, поднимающие настроение из глубин давно укоренившегося пессимизма. Таковым вдруг оказался Брэб, неожиданно воспылавший любовью к кошачьему роду и решивший немедленно продемонстрировать это нам с Мунком. Мы как раз подкармливали разношёрстую троицу, и серо-бурая Дикки, с полосками на лапках и боках, оказалась к незаметно подобравшемуся папуле ближе остальных. Умиротворённая, она засела, повернувшись спинкой и самозабвенно поглощая рыбьи ошмётки, и поначалу не поняла, кто это ласково чешет её за ушком. Потом разомлевшая киса, с трудом оторвавшись от корма, обернулась-таки посмотреть и уразумела, что её ухо теребит вовсе не ладонь Мунка и даже не моя, могущая тоже иногда потеребить, а рука посторонняя и незнакомая. С дикими воплями Дикки рванула подальше! Мы с Мунком расхохотались. Папуля, понятное дело, обиделся, недобро пробурчав:



Inle Viggen

#12506 в Проза
#8360 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 16.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться