Будни ребёнка "индиго"

Глава 74

Глава 74-я: "Вместо тонкостей"

 

"Берегись нелюбимого числа 6! Оно означает дороги и неприятности…" В особенности, если то разбитые дороги обширной мировой истории и неприятности там случаются исключительно непредсказуемые исторически. Но в сегодняшней дате вовсе нет такого числа, даже если эту дату разложить на элементы! Одни девятки, единицы, окружающие полудохлую восьмёрку с обязательным нулём наперевес, и всё же…

— Как насчёт тех шестерых в одинаковых серых костюмчиках?

Спросила Эса Брэба, и я её небольшое беспокойство понимаю сегодня как никогда, ведь телевизионное вещание с утра стало неизменным по всем трём каналам. Притом без внятных объяснений. "Размытая картинка в плавных танцах падающих птиц и умирающих…" Где я могла это видеть? В собственном воображении? Во сне! А наяву такое действо называется балет. Так вот, этот нудно-прекрасный балет по всем каналам шёл безостановочно вплоть до момента, когда экран заняли скучные дядьки в партикулярных костюмах и принялись нести нечто несуразное и пугающее одновременно.

—Тогда, что происходит в самом центре? — пролепетала сбитая с толку maman.

— Путч! — папуля как никогда краток.

—Какой ещё "путч"? Путч — это такой спиртной напиток, а не политическая ситуация! — мамуля, видно, собралась папулю достать!

— Напиток называется пунш, а тут действительно политическая ситуация!

— А отчего этих "путчистов" шесть? К большим неприятностям целой державы? — я тоже могу встрять с вопросами.

— Да будь их семь или хоть все двенадцать, вряд ли что-то изменится к лучшему! Наверно, просто назревает перелом. Так и до столкновений недалеко.

— Ладно! — мы с мамой заговорщицки переглянулись. — Значит, как сказала бы бабушка, останется нагрянуть в магазины и разобрать всё, что ещё залежалось: крупу, консервы, спички… Будто мы снова во времена холодной войны, только там не было такого дефицита.

И не одни мы прозорливые! Впечатление такое, будто на работу сегодня никто не пошёл, это в обычный понедельник-то! Наоборот, все ринулись по продуктовым местам: не просто за повседневным хлебушком и молоком, а набрать всего подряд на имеющиеся до зарплаты деньги. На случай непредвиденной "политической ситуации". Ведь, если в том самом, упомянутом мамулей "центре" люди собираются на улицах для митингов, обсуждения происходящего и возможности обороны (правда, непонятно чего?), здесь действует одно лишь правило, что можно выразить фразой: "Моя хата с краю". А к тому можно только прибавить: "Смотри под ноги и по сторонам, а что найдёшь: тащи скорей домой".

Это соседние страны сплошь мятежные! И мне неравнодушие их очень нравится. Вокруг повально разрушаются отжившие системы. Тут же мятежности не наблюдалось годами, и то пытаются обосновать врождёнными размеренностью с осмотрительностью.  Даже сейчас, когда ситуация в центре явно обострена, местное радио, будто ни на что не обращая внимания, талдычит про необходимость соблюдения традиций. Везде, где можно что-то соблюсти. Вот это незыблемость! Рвение, напоминающее постоянную уборку на одной и той же родимой могилке, денно и нощно. Но жизнь состоит не из одной только скорби. Тут же всем этим буквально питаются. Так что, систему точно разрушать не станут, слегка переименуют в духе времени и всего. Однако бывает редкое оживление и в  застойном болоте, сама не ожидала увидеть подобное.

Мы с maman собирались тащиться домой, выбравшись из гастронома, в коем с избытком хватало лишь страждущих у полупустых прилавков, когда я заметила двух чудиков, почти обмотанных широким белым флагом с красной полосой посередине. Наверное, до площади идут, во главе команды, неорганизованно следующей по проспекту. Один чудик показался мне знакомым. Ага, тот самый встрёпанный очкарик, которого вытащила из поезда группка больших сильных баб! Правда, сейчас никто его от предстоящего похода не отговаривает, вот нахал и орёт лозунгами про демократию и про то заодно, что нужно срочно сменить оба флага на мэрии! Его временный партнёр по носке оппозиционного атрибута внешне более примечателен: высоченный, длинноногий циркуль и насчёт лозунгов пока спокоен. Весь такой грустно-весёлый на вид и похож на обаятельный кактус.

—Ты кого-нибудь из них знаешь? — удивлённая maman решила, наконец, напомнить мне о цели выхода в город, а то я отвлеклась на тех двоих. Эса это заметила и, специально нагрузив меня сеткой с консервами потяжелее, немедленно решила отчитать:

— Мы тут запасы изыскиваем, а она стала, как вкопанная, и на мужиков пялится!

— Мама, это были не мужики!

— Ну, как же, те двое с флагом!

—Тоже мне мужиков нашла! Одного я представляю, и он точно не мужик будет, если только по пьяной лавочке решительный временами мужичонка.

— Ничего себе прогнозик! А второй?

Я с изумлением воззрилась на maman, так кто на кого смотрит? Но признала:

— Второй ничего будет. — И тут же додумала: — Или как раз ничего из него и не будет.

Maman не преминула дополнить:



Inle Viggen

#22638 в Проза
#14124 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 16.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться