Будущее настоящее

Размер шрифта: - +

Часть первая

БУДУЩЕЕ НАСТОЯЩЕЕ

FUTURE PRESENT

 

ПРОЛОГ

Каждое утро,открывая глаза, я с замиранием сердца ищу взглядом его сонное лицо. Выдыхаю, он - еще здесь. Тихонько нахожу теплую руку под одеялом и снова погружаюсь в сон. Не сегодня. Он исчезнет не сегодня.

Моя книга, скорее всего, убьет его. Буквально сотрет с лица Земли все его существование. Мой любимый растворится, будто никогда и не рождался. В груди все сжимается при мысли, что однажды, возможно таким же ясным утром, я открою глаза, а его нет.  Нет, и никогда больше не будет. Даже машина времени не сможет его вернуть, ведь ветка истории пойдет совсем по другому пути. Новая реальность, новые мы. 

Так уж устроены люди, что все мы в душе хоть немного эгоисты. Я...нет, мы, сделали такой выбор. Так правильно, эта книга может спасти будущее, все человечество. Но я, будучи эгоисткой, глубоко в душе надеюсь, что эта история не будет принята всьерьез и он останется со мной. Прости, человечество. 

Это случилось через пять, хотя нет, скорее, через сто лет и пять дней с того злополучного часа. Все уверенно катилось в пропасть, в то время я переживала болезненный разрыв с очередным альфонсом, предусмотрительно взяв больничный на работе. В свои 26 я все чаще начала задумываться – что со мной не так? Почему в мое поле зрения постоянно попадают слабые, эгоцентричные нахлебники? Мне необходимо было понять, взглянуть на проблему более глобально. И вот, как это было. 

 

ГЛАВА 1

 

Я точно не уверена, но, кажется, сегодня уже воскресенье. По ощущениям – утро. Голова гудит и раскалывается.

«И почему такое всегда происходит именно со мной? Может, я проклята? Наивная, глупая д…».

Самобичевание прервал телефонный звонок. Лениво приподняв одеяло, одним глазом посмотрела на экран мобильного: «Опять Она. Не возьму. Не хочу никого видеть. И вообще, может, я сплю и не слышу?».

Моя любимая мелодия оборвалась на самом интересном месте, экран высветил один пропущенный и через пару секунд, успокоившись, погас.

«Вот и чудненько. Вообще, может, выключить его к чертям? Нет меня, нет».

Тишину пронзил очень навязчивый звонок в дверь: «Неужели она здесь? Так, просто буду лежать тихо, будто никого нет дома».

- Дана! – раздался громогласный голос из-за двери. Я вжала голову в плечи от громкого звука и осознания того, что мне не сбежать.

- Я знаю, что ты там! Открой немедленно! – человек, стоявший за металлической перегородкой, явно не принимал отказов. - Ты меня знаешь, я сниму дверь с петель, если нужно!

К сожалению, она не шутила: эту «нежную леди» боялись даже ее подчиненные, и угроза была совсем не метафорой.

- Богдана, я считаю до трех! Раз. … Два….

«Черт! Я не хочу жить еще и без двери. Как же … зла не хватает!».

- Да иду я, иду! – раздраженно выдохнула и пошла, открывать, уже изрядно молящую об этом, дверь.

- Что ты себе думаешь?! Наша бедная мать места себе не находит! На работе, эта тощая мымра, твоя «секретарша», заявила, что Богдана Терницкая взяла больничный еще на прошлой неделе! – ревела влетевшая в квартиру мощная дама в спортивном костюме.

«Секретаршей» моя обожаемая старшая сестренка называла мою подругу по работе – Лану Фарстову. С первого же взгляда, белокурая пышногрудая Лана, с наращенными ногтями и макияжем всех цветов радуги, не пришлась по вкусу консервативной Братиславе.

Явно недовольная нашей дружбой, но не в силах ей помешать, она просто каждый раз не преминула случаем назвать девушку «безмозглой Барби» или еще как похлеще, как бы напоминая о том, что ей все еще не по душе моё решение общаться с «подобной особой».

Лана же, в свою очередь, морщила носик и называла сестру Брунгильдой, отмечая в ней отсутствие всех вторичных женских половых признаков, а также вкуса и чувства стиля. Не скажу, что обвинения совсем уж были беспочвенными. Сестра и вправду была выше меня на полголовы и гораздо шире в плечах. Всю свою юность она занималась тяжелой атлетикой, и это хорошенько сказалось на ее фигуре, чувстве стиля и, конечно же, «нежном» характере. Так что, прозвище в честь «закованной в броню воительницы», она получила, вполне, заслужено.

Продолжая монолог в том же духе, сестра вдруг заметила, что я, как всегда, не очень-то внимательно ее слушаю. За многие годы подобных обращений, я научилась отрешаться, улавливая лишь суть проблемы, которую, на этот раз, я и так прекрасно знала: « Ты не отвечаешь матери на звонки…блаблабла…нельзя так ее волновать – у нее гипертония (и при чем здесь это вообще?)… совести у тебя нет, неблагодарная…блаблабла».

«Удивительно, как это слухи о моем «исчезновении» дошли до нее так поздно и мне позволили наглую прокрастинацию аж целую неделю?».



Акси К

Отредактировано: 27.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: