Бунт Галатеи

Font size: - +

7. Признание. Грейс

– 9 –

Кара боялась следующего съемочного дня. Она терпеть не могла скандалы, ей физически становилось дурно при первых звуках на повышенных тонах... Кто бы мог подумать – так хорошо все начиналось!

От неприятных предчувствий у нее, как обычно, заболел желудок.

Впрочем, с утра все было нормально. Гримерши о Лайонеле Постере слагали гимны. Осветитель оказался его земляком и был готов расшибиться в лепешку, лишь бы свет падал наилучшим образом. Стилист купила новый галстук и преподнесла его Лайонелу в подарок, на память о совместной работе над картиной.

Кара не завидовала себе: ей очень не хотелось оказаться на линии перекрестного огня между Лайонелом Постером и Эдит Робинс. Это было Бог знает что.

Джеф объявил, что не потерпит никаких выкрутасов. Наедине он строго выговорил Лайонелу, что, пока на него не потрачено так уж много пленки, его, в отличие от Эдит, легко можно заменить на другого актера. Чего, естественно, ему совершенно не хочется делать. Лайонел повинился и не смотрел Джефу в глаза. Это, пожалуй, было самое паршивое.

Эдит держалась еще более высокомерно, чем всегда. Началась съемка. И Эдит, и Лайонел выдавали реплики согласно сценарию, но Кара с ужасом видела, что – в первый раз – Эдит действительно не соответствует образу. Она не пытается заигрывать с Лайонелом! И внимание, которое он уделяет «Деборе», ее всего лишь злит.

Джеф остановил камеру. Кара ему не завидовала.

Он стал о чем-то шептаться с Эдит в декорациях столовой, и она кивала. Наверное, уговаривал сдерживать свои эмоции до сцены истерики, где она сможет выпустить пар.

Лайонел снова подмигнул Каре – она не знала, как реагировать.

Сумасшедший дом.

 

– 10 –

– Жаклин, – промурлыкал Лайонел, целуя ей запястье.

Как он был похож на огромного пушистого кота. Отвратительно. Она еле удержалась, чтобы не отдернуть руку.

Он не спешил ее выпускать – нежно поглаживая, старался заглянуть ей за спину, где стояла «Дебора». Все правильно.

– Ах, как я рада, что вы зашли, – медоточивым голосом проговорила Эдит, жеманно склоняя головку к плечу.

Джеф, стоявший за камерой, поднял вверх большой палец.

– Позвольте пригласить вас к столу – ах нет, позвольте сначала представить вам мою дочь, Дебору.

Теперь спутала текст она. Лайонел, стоявший к камере спиной, показал ей язык. Она сдержалась. Джеф махнул рукой – продолжать. Ошибка не слишком серьезная, Жаклин могла бы захотеть на минутку забыть о дочери.

– У вас обворожительная дочь, – удивился гость, в полном соответствии со сценарием. – И такая взрослая!

Чья бы корова мычала, седой плэйбой, подумала Эдит. Жаль, жаль, что не лысый…

Пытаясь как-то утихомирить Эдит и Лайонела, Джеф даже не дал Каре наставлений о том, как ей играть сегодня. Сейчас, пока была такая возможность, она кинула на него быстрый взгляд – и он ее понял. Кивнул, потом поправил прическу и медленно облизнул верхнюю губу: вспомнила, о чем мы говорили?

Кара улыбнулась: еще бы.

Сначала, правда, она взялась слишком лихо.

– Милая моя, – прошипел ей на ухо Джеф, остановив съемку, – ты переигрываешь. Ты не пытаешься отбить мужчину у матери. Тебе просто льстит его внимание. Не забывай о невинности Деборы!

Лайонел от души наслаждался своим эпизодом, это было очень заметно. Эдит наконец слегка расслабилась и позволила Жаклин быть чуточку вульгарной, чуточку смешной.

Каре удалось наконец уловить нужную волну и образцово-показательно применить некоторые из заблаговременно показанных ей «приемов флирта», чтобы Дебора понравилась «маминому ухажеру». В результате и она заслужила, в свою очередь, одобрительный жест Джефа из-за камеры.

– Снято, – крикнул наконец режиссер.

Как кот, Лайонел цапнул все еще лежавшую на столе рядом с его локтем руку Эдит, быстро перевернул ладонью вверх и поцеловал.

– Благодарю вас, мисс Робинс. Сейчас это было в высшей степени удовлетворительно.

Кара не удивилась бы, если бы Эдит другой рукой дала ему пощечину; почему-то она подспудно ждала именно этого. Но та сдержалась.

– Джеф? – спросила она, величественно подняв подбородок.

– О’кей, Эдит.

Она встала и выплыла из комнаты.

– Это не женщина, – доверительно сказал Лайонел Каре, – а склад с боеприпасами.

Кара не поверила своим ушам. Это Снежная-то королева?

Впрочем, если имелась в виду готовность Эдит в любой момент взорваться гневом, – тогда да. Климакс, наверное, подумала про себя Кара, но ничего не сказала вслух. Хотя это наверняка соответствовало истине, озвучить эту мысль было бы как-то подло.



Ольга Лисс

Edited: 27.06.2017

Add to Library


Complain