Бунт Галатеи

Font size: - +

8. Рой

– 18 –

– Меня зовут Рой, – представился мальчик.

– Я уже знаю. А меня зовут Кара.

Джеф и Грейс пошли в его трейлер, чтобы обсудить насущные юридические проблемы. Рой остался с Карой – и не потому, что ее попросили за ним присмотреть, – у нее сложилось впечатление, что он пользуется почти неограниченной свободой. Просто ему так захотелось.

– Мисс…? – подсказал он.

Она посмотрела на него с удивлением.

– Какая я тебе «мисс»?

Рой с важным видом поднял вверх указательный палец.

– Все папины актрисы обычно со мной на «ты», особенно кто постарше… но ведь никогда не угадаешь, насколько воспитанным тебя хотят видеть.

Кара прыснула. Правда, оборот «все папины актрисы» ее почему-то не порадовал.

– Значит, твои родители планируют разводиться, – сказала она. – Извини, что я лезу, но мне казалось, что это всегда очень болезненно, особенно для детей. Однако я не заметила, чтобы вы показывали, что переживаете.

Рой отвел взгляд.

– Переживаю, – признался он как на духу. – Но все как-то уже немножко отошло на задний план. То есть уже точно и однозначно – ничего не склеится.

– Сожалею.

– Кстати, с тех пор, как они уже точно разводятся, с ними стало намного приятнее иметь дело. По крайней мере перестали друг на друга кидаться. Они вообще-то оба классные. У тебя родители в разводе?

Кара сморгнула.

– У меня н-нет родителей, – сказала она. – Они погибли, когда я была совсем маленькой. Потом меня удочерил один хороший человек.

– А. Ясно. А мамы нет?

Она покачала головой.

– Вот. – Он взял ее за руку, и Кара подивилась его чуткости – и тому, насколько похожим на отца он оказался. – А мои родители классные. Они оба сделали все, чтобы я не винил себя. Всё объясняли мне, что и мама, и папа у меня оба никуда не делись и меня любят. Они будут жить отдельно, вот и всё. А я то с одним, то с другим.

– Пошли ко мне в трейлер, – пригласила она. – У меня там есть электрочайник.

Рой замешкался.

– Они не будут меня искать?

– Давай постучим к ним и скажем, где ты будешь.

– Ладно.

Так они и сделали. Джеф махнул им рукой: пускай, а пока не отвлекайте.

– А что за проблемы, если можно полюбопытствовать? – спросила Кара.

Рой уселся на диван. А потом улегся.

– Проблемы со мной, – сказал он рассеянно. – Куда меня девать.

– В смысле?

– С одной стороны, мама и папа оба хотят проводить со мной как можно больше времени. А с другой стороны, в суде считают, что съемочная площадка – совершенно не подходящее место для ребенка. Кокаин, алкоголь, оргии, разврат и групповуха.

У Кары отпала челюсть.

– Но на съемочной площадке твоего отца ничего подобного нет! – запротестовала она. – Да и вообще…

– Я-то знаю. Я тут все равно часто бываю. А там считают, что не место. – Рой потянулся. – Папа часто занят на съемках. А маме нужно работать и налаживать личную жизнь.

– Вот как.

– Ну примерно как-то так. Слушай, я спать хочу. В машине устал. Можно?

Через пять секунд он уже спал – прямо в кроссовках.

Кара не смогла сопротивляться материнскому инстинкту, который подтолкнул ее к мальчику. Она укрыла его пледом и погладила по голове – классическая сцена из какого-нибудь старого фильма.

У него были точно такие же карие глаза, как у Джефа, и волосы такие же. Она не успела как следует изучить Грейс, чтобы находить в Рое ее черты. Но обаяние у ребенка было совершенно точно папино.

 

– 19 –

Кара немного посидела, разглядывая спящего мальчишку.

Надо же, у Джефа была жена и сын. Она о нем совершенно ничего не знала, совсем ничего. Даже ни одного фильма его не видела. Он же знал о ней абсолютно все. Да что там было у нее за душой?

Потом, рассудив, что Рой никуда не денется, быстренько приняла душ, расчесала мокрые волосы и переоделась в свою одежду. Кто его знает, скоро ли старшие Макфарланды справятся с обсуждением юридических проволочек? Это если они не ударятся ни в ссору, ни в сладкие воспоминания о старых добрых временах. Она достала сценарий и принялась учить роль.

Мысли, правда, блуждали. Ну ничего.

Через час она достала «сотовый» и позвонила домой, объяснила, что сегодня, скорее всего, останется ночевать на съемках. Крейг согласился очень легко: раз надо, значит, надо. Она раньше принимала такое отношение за равнодушие, пожалуй, потому и выкинула номер с «похищением», и только недавно стала понимать, что это доверие и уважение к ней как к взрослому человеку, отвечающему за свои поступки.



Ольга Лисс

Edited: 27.06.2017

Add to Library


Complain