Бунт Галатеи

Font size: - +

15. Леон

– 6 –

Лайонел Постер на своей яхте не получал, конечно, никаких таблоидов. Однако в супермаркете, когда он нагружал тележку продуктами, ему в глаза бросилась знакомая фамилия на яркой странице какой-то газетенки. Усмехаясь, он протянул руку и отодвинул листок дальше от дальнозорких глаз.

Эдит выглядела, как обычно, очень элегантно. Ее спутника Лайонел на съемочной площадке не встречал, но, если верить заметке, парень тоже работал с Джефом.

Едкий репортеришка позволял себе пройтись насчет «свежей крови младенцев», в которой нуждается «любая Клеопатра в годах».

Лайонел получше разглядел Шона Лестера. На младенца он, конечно, не тянул, но наверняка жеребцом был знатным. Впрочем, Джеф плохих актеров не берет; наверное, мальчишка талантлив.

«Что ж, девочка, – пробормотал он себе под нос. – Ты и правда гонишься за молодостью? Или просто развлекаешься? И хочешь, чтобы я в это поверил?»

Его и самого заставали с силиконовыми красотками. Ну и что с того?

Он угнездил газетку на стойке – еще не хватало такую грязь тащить в дом. То есть на яхту, конечно.

Вот саму Эдит Робинс – другое дело. Давно пора ее положить поперек колен и отшлепать позвонче, а там… Лайонел улыбнулся. А там как пойдет.

Конечно, никаких сомнений в том, чем это закончится, у него не было, даже спустя столько лет. Но Эдит нынче – серьезная дама. Ей, наверное, окажутся не по нраву его игривые помыслы.

Она позволила себе закаменеть, «замрамореть», что ли, в своем великолепии. Пара шлепков по попе в ее случае – то, что доктор прописал. Если она станет сопротивляться – тем интереснее. Нет, Лайонелу никогда не приходилось заставлять женщин наслаждаться, все происходило по обоюдной доброй воле. Он напомнит ей, какой он коварный пират и нежный обольститель. Зря, что ли, у кровати в трюме его яхты имеются витые столбики, к которым руки Эдит так удобно привязать воздушным шелковым шарфом…

Он всегда хорошо знал, чего хочет Эдит, лучше, чем она сама. Ей необходимо понять, что в таком положении и в его компании долго оставаться холодной мраморной статуей она не сможет.

Толкая тележку к кассе, Лайонел улыбался своим мыслям. Они были яркими, полными солнца и Эдит. Но это были не фантазии, а четкие, ясные планы.

 

– 7 –

Жизнь Эдит была вполне обычной для одинокой дамы ее возраста, при этом довольно известной актрисы. Работа у Джефа была практически завершена, агент пока не подыскал ей нового достойного проекта, и дни ее были заняты тем, что она выходила «в свет», давала интервью каким-то журналам и проводила время в spa-салонах и салонах красоты.

Удивительно, сколько времени и сил – не говоря уже о деньгах – уходит на поддержание лица и тела в надлежащем состоянии! Особенно когда ты не признаешь пластических операций (подтяжки не считаются) и не скрываешь… ну, почти… свой возраст. Эдит была убеждена, что большинство ее зрителей понятия не имеют о тех многочисленных процедурах, которым она подвергала себя.

Но все эти массажи и обертывания не слишком развеивали скуку.

А, может быть, даже и тоску.

Поэтому, когда на пороге появился посыльный от мистера Постера, она встретила его широкой улыбкой.

Парень осторожно поставил на стол объемный пакет.

– Спасибо, – она сунула ему купюру.

– Нет, мэм, я лучше сам открою… тут надо аккуратно…

Он ловко распутал проволочки и бумагу, и у Эдит расширились глаза. Это был маленький кустик, усыпанный китайскими розочками нежного-нежного алого оттенка. «Это точно мне?» – чуть было не спросила она. Просто как-то ожидала другого ответа на свою посылку.

– Какие… красивые.

– Осторожнее, мэм, – предупредил посыльный. – Там такие меленькие шипы. Их сразу и не увидишь, а если вопьются в палец – потом долго будет болеть. Поливайте из леечки с длинным носиком.

Эдит не стала объяснять ему, что у нее есть кому делать уборку, в том числе и поливать домашние растения. Впрочем, растений-то у нее до этого не было.

– А… – опомнилась она. – Сопроводительной записки у вас нет?

– Как же, мэм. – Он протянул ей конвертик и замялся.

– В чем дело? – она подняла брови. – Я ведь уже заплатила…

– Не дадите автограф, мисс Робинс?

Она широко улыбнулась. Вот дурень. Ей хотелось побыстрее прочитать, как Лайонел объясняет свой подарок.

Не сразу нашлась ручка, и открытка тоже не сразу, и потом посыльный долго благодарил ее, неожиданно пустившись в неуместные разглагольствования. Эдит хотелось пинком выставить его вон. Большинство ее зрителей и не подозревали, что приходится иногда терпеть…

Наконец он ушел. Торопясь, Эдит разорвала конверт.



Ольга Лисс

Edited: 27.06.2017

Add to Library


Complain