Бунтуй

Размер шрифта: - +

Русская рулетка

Я развожу в физрастворе шершавую бледно-серую таблетку. Наполняю шприц. Смачиваю ватку спиртом и протираю кожу у локтевого сгиба.

Приставляю иглу. И вдавливаю тугой поршень.

— Машка! Иди сюда. Заканчивает...

Я запустил принтер несколько часов назад, корпус печатаемого прибора давно обрёл очертания. Зелёная полоска на экране доползает почти до конца; печатаются последние детали. Чтобы как-то занять себя, погружаю пальцы в контейнер с рассыпчатым синеватым форацитамом. В последние месяцы я так часто имел с ним дело, что пальцы, кажется, запомнили саму структуру, текстуру этого порошка, все эти шершаво-жгучие ощущения от прикосновений к крошечным гранулам.

Подходит Маша: глаза красные от недосыпа, лоб под чёлкой в мелких прыщах, как будто на неё накинулся запоздалый переходный возраст. Наверное, от того, что в последнее время мы питаемся в основном фастфудом. Не до готовки.

Принтер затихает. Не сговариваясь, мы молча ждём минуты две или три. В комнате сильно пахнет нагретым порошком; Маша поднимается и отходит к окну — открыть форточку.

Тянуть дальше нет смысла; я начинаю осторожно вытягивать хрупкую капсулу. Пока у неё нет никакой оболочки, но она уже не рассыпается под пальцами, как прежние образцы. Боюсь, что будут трястись руки, но движения чёткие, скупые, как будто я всю жизнь работал в аптеке.

— Провизор... — шепчет Машка и садится рядом. От неё пахнет ацетоном и заживляющей мазью. Я обнимаю её, и мы вдвоём неотрывно смотрим на созданную мною капсулу. Если всё действительно так, как мы думаем, впереди — не просто перспективы. Впереди мировой прорыв.

***

— Кхе… ххе… Ччто творят это самоучки, — выкашлял из себя председатель. Ноябрь выдался сырой, и лёгкие выворачивало, будто их присыпали перцем. — Какой-то тридэ-принтер. Кхакие-то порошки! Он собирается готовить лекарства у себя дома? Если так, то ему осталось только пристроить кх балкону лестницу и учредить аптечный кхиоск...

— И между прочим он будет иметь все шансы нас обставить, — молодой фармацевт щёлкнул по статье тем, что осталось от ногтя, сожжённого борной кислотой. — Вы посмотрите, насколько дешевле обходится процесс. Конечный покупатель платит только за аренду принтера и форацитам. А разработку свою этот Лименко распространяет бесплатно. Более того, выложил в открытый доступ исходный файл… Альтруист…

— Самоучка и выскочка, — ухмыльнулся старый провизор. — Самоучка и выскочка… Его рецепт не может быть безопасен. В домашних условиях… кх... из подручных средств… Похоже на розыгрыш.

Часы на стене отбили шесть вечера. Сгущались сумерки. На столике между профессором и ассистентом лежала маленькая серая капсула, блестевшая в свете массивной потолочной лампы.

— Посмотрим, — беря капсулу двумя пальцами, как ядовитого диковинного жука, и пристально разглядывая на свет, пробормотал ассистент. — Не думаю, что это наделает шуму по всему миру. Но в определённых кругах…

— Забудьте о нём, Николай Васильич, забудьте. Я вам говорю, долго его затее не жить. Поверьте старику. Кхе...кх...

***

Смоловы вернулись из больницы одни.

— Нельзя опускать руки, Аня. Я сегодня же свяжусь с Ильёй Прокофьичем. Наверняка он сможет что-то посоветовать… производителя подешевле…

Аня не ответила. Щёлкнула сумочкой, пряча ключи, равнодушно и мимолётно подумала о том, что давно пора подпилить ногти.

Помявшись в прихожей, супруги разошлись по разным комнатам. Смолов листал ленту, слушая, как жена, всхлипывая, возится за стеной.

Утром им назвали сумму. По пути домой, машинально поглаживая Аню волосам, он прикидывал: продать тёткину квартиру, разменять свою. Продать машину. Тогда наберётся около половины, может быть. Если ещё собрать по мелочи — бытовая техника, кое-какие украшения, которые он дарил Ане, серебро, мелкие вклады… Посмотрел на жену и подумал, что стрижка у неё давно отросла, и из-под светлых прядей неопрятно выглядывают тёмно-русые.

Сейчас, погрузившись в мысли, Вадим не сразу заметил, что всхлипы стихли. В последние месяцы он начал воспринимать их неизбежным фоном — как машины за окном или карканье ворон.

Он сорвался с места. Нервно дёрнул створчатую дверь; задребезжали стёкла.

Аня сидела на полу, держа на коленях ноутбук.

— Вадичка… Вадик, — тихо позвала она. — Посмотри.

Он грузно опустился рядом, посмотрел в экран. “DIY: Фолофакс в домашних условиях”.

— Посмотри, Вадичка… Какой-то программист придумал, как можно делать растворимые таблетки из порошка. Это гораздо дешевле… Давай попробуем, Вадик?..

***

— Меня напрягает этот мальчик. Я навёл справки — он, оказывается, никакого отношения к медицине не имеет, вообще. Какой-то программист. Работал раньше в частной фирме, уволился, посвятил себя исключительно этой разработке по кустарному изготовлению Фолофакса...

— Мне всё равно, чем занимается этот кхмальчик. Меня больше волнует, кх… кхак остановить распространение его “рецепта”.

Николай Васильевич приглашающе похлопал по подлокотнику соседнего кресла:

— Вы присаживайтесь, Илья Прокофьевич, присаживайтесь. Есть у меня мыслишка.

— Поделитесь, порадуйте старика, — кряхтя и усаживаясь, пробормотал председатель федерации фармацевтов.

— Я покопался в статистике — сравнил число успешных случаев и летальных исходов среди тех, кто воспользовался его методом. Изучил истории болезней… Вышла любопытная вещь: синтезированный в домашних условиях Фолофакс, конечно, в разы, в сотни раз дешевле. Но есть в нём один изъян...



ste-darina

Отредактировано: 27.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться