Бунтуй

Размер шрифта: - +

Квест в метро

“...Советское правительство построило командные посты глубоко под землёй как в Москве, так и за её пределами. Эти объекты связаны сетью специальных глубоких линий метро, которые предоставляют быстрый и безопасный способ эвакуации для лидеров страны…”
Из отчёта Минобороны США, 1991 год

— Апрель 2016. Перекур, трасса Москва-Чехов —
Подмосковный Чехов, конечно, не Чернобыль, но мистики в последнее время хватает. Смотрю, ночью плывёт привидение — сантиметрах в двадцати над асфальтом. Светится и скулит. Мне не по себе стало, честно. Потом слышу — рядом голоса. Разговаривают спокойно, кто-то закуривает. Подходят ближе, и понимаю: это мелкая собака, типа чихуахуа, в таком специальном костюмчике, который светится в темноте. Тебе смешно? А я обомлел. Или вот возвращался как-то вечером с огорода и заглох. Забрался под машину, начал искать, в чём дело, и услышал, как что-то грохочет, как поезд вдалеке. Но никакой станции в округе нет, ж/д путей — тоже. А я отчётливо слышал, хоть и довольно тихо. А потом узнал, что и другие дачники говорят: мол, по ночам под землёй что-то ездит. В городе уже какие-то добровольные дружины собирают — хотят выходить, проверять… Не знаю. Но, в общем, правда, мистика.

— Июнь 2017. Администрация пгт Софрино, 45 км от Москвы — 
— Нет, нормальное дело, когда в пруду дохнет рыба? 
— Предлагаешь жаловаться в Москву? Если бы выборы были на носу, то да, можно. А так — бесполезно.
— Но этот завод подземный реально запарил своими выбросами. Сегодня у нас рыба дохнет, завтра пойдут в воздух выбросы какой-нибудь дряни, сады-огороды завянут, все встанут на уши. А ты не забывай, коммуникации и без того ветхие, если ещё и дерьмо в пруд польется…
— Ты на приёме у главы вообще-то, выбирай выражения… 

— Май 2018. Москва, ресторан “Бункер-42” — 
— Ого! Мы с тобой проехали двенадцать километров!
— Неплохо! На самом деле, я устала. Предлагаю поставить велики и где-нибудь поесть.
— Сейчас посмотрим, где тут есть точки проката… Ага, прямо у Таганской. Вон она, кстати, я прямо отсюда вижу. И тут прямо рядом, судя по карте, какая-то едальня. Ну-ка… “Ресторан Бункер-42”. Не хочешь? Написано, что он в музее холодной войны.
— Аа, это типа рассекреченный объект Метро-2? Интересно, давай сходим. Хотя на самом деле, мне всё равно, покушать бы поскорее. 
— Слушай, пишут, там шахты, тоннели, бункеры, силовые двери… Это реально какие-то подземные коммуникации! Не хочешь посмотреть?
— Я хочу есть!
— Всё, всё, идем.
***
— Фасад прикольный. Дверь прямо как гермозатвор на вид!
— На ощупь тоже. Блин, какая тяжёлая. Не открывается. 
— Пусти. Дай я!
— Да куда ты лезешь, говорю же, не открывается… Погоди, там объявление какое-то. “Закрыто на реставрацию”.
— Какая реставрация? Этот музей открыли-то недавно. 
— Ну, не знаю. В общем, тут мы не поедим. Пошли в “Му-му”, а? Обойдёмся без экзотики. 

— Июнь 2018. Интернет-площадка проекта “Лучшие — в метро!” —
Сегодня, ровно в 20:18 стартует отбор лучших технических команд! Не пропусти первый этап! Нам не нужны пиарщики, копирайтеры и маркетологи (простите, ребята). Мы ищем суровых технарей, которые знают, как рассчитать балку, применить закон Кирхгофа и зачистить провод. Узнал себя? Регистрируйся и сохраняй расписание отбора. 

Первый этап
Анкетирование. Расскажи о своей команде и опубликуй в социальной сети “ВКонтакте” ответ на вопрос, почему именно вы достойны главного приза! Не забудь поставить хэштег #лучшие_в_метро. 

Второй этап
Хакатон для технарей. В течение трёх дней вы должны будете оптимизировать комплекс электрических схем. Слишком просто? Всё будет происходить на самом деле: схема используется на рабочем участке измайловской ветки. 

Третий этап 
Квест в подземельях для топ-3 команд. Победители получат 300 000 рублей и возможность побывать в тоннелях Д6 — самой длинной ветки мистической системы “Метро-2”. 

Мы ждём лучших. Дерзайте!

— Июль 2018. Станция метро “Аэропорт” —
Телефон показывал без трёх одиннадцать. Шум в тоннеле нарастал. По известняковой стене наконец заметались огни приближающихся фар. 
Это за нами. 

Вагонов в поезде было гораздо меньше, чем в обычном составе, часть окон забрана решётками, а в некоторых я точно разглядела занавески. Поезд остановился. Я вошла не без трепета, но, увидев в вагоне Антона и Веню, успокоилась. Их подобрали ещё на Театральной, а я ехала на квест после работы с Аэропорта. Честно говоря, после хакатона, где Антона крепко тряхнуло током, а мы с Веником едва не отрубили электричество по всей синей ветке, мне уже не очень хотелось на финальный квест. Но участвовать в третьем этапе можно было только исходным составом, а ребята просто бредили этим мистическим “Метро-2”. Я согласилась на всю эту игру только ради того, чтобы зачли практику. Проходить её по-настоящему не было никакого желания, а в деканате со скрипом согласились зачесть за практику участие в этом проекте — “Лучшие в метро”. 

Оба сокомандника были слегка возбуждены — Антон, держа в зубах тонкую заляпанную тетрадь с хакатона, рылся в рюкзаке, Веник приветственно помахивал двумя пальцами, не отрываясь от телефона. Неловкое движение локтем — и он задел рюкзак Антона, из которого посыпались отвёртки, мотки проводов и перемотанные изолентой плоскогубцы. Мальчишки бросились собирать технарское барахло. Двери с шипением закрылись, и поезд тронулся.

Свет не погас, не было никакого толчка или потустороннего голоса из динамиков, но в этот момент мы все вдруг поняли: началось.
— Сердыньком чувствую, ждут нас приключения на пятую точку, — пробормотал Антон, нервно дёргая молнию. 

Больше поезд не останавливался до самого конца: наша команда состояла из трёх человек, больше подбирать было некого, и когда состав наконец замедлил ход, мы, как по команде, встали и подошли к дверям. 

Поезд остановился перед широкой платформой, освещённой мощными лампами; острый электрический свет делал бледные лица мальчишек траурно-серыми. Наверное, я тоже смахивала на зомби — тем более, во всех этих тряпках, которых не жалко: старые шорты, растянутая футболка с трикотажными катышками и сумка с ноутбуком через плечо.

— Снимите сумочку, барышня. А вы, молодые люди, отдайте, пожалуйста, телефоны. И другие гаджеты, если есть. Мы хотим провести финальный этап максимально честно.

Навстречу нам из облицованной ракушечником ниши шагнул уже знакомый по прежним турам организатор. Он широко улыбался, приветственно раскинув руки.

— Добро пожаловать, “Мозги в тиски”! Все в норме? Сдаём, сдаём гаджеты, и вперёд, в ваши апартаменты!
— Апартаменты? — переспросил Веник, не без жалости отдавая новенький планшет. — Только не поцарапайте, пожалуйста. 
— Именно апартаменты. Их строили ещё для членов ЦК КПСС, по 180 квадратных метров. Кабинет, комната отдыха, пищеблок, санузел — в вашем распоряжении. Квест стартует через сорок минут, сбор через полчаса. У вас есть время осмотреться, обустроиться…
Я нахмурилась. Обустроиться? Мы тут надолго? 

Организатор, приземистый бородатый весельчак, подвёл нас к противоположной стене. У этой станции (никогда не бывала здесь раньше!) не было второго пути. Вместо этого у стены теснились массивные электроблоки и огромные катушки троса. 
— Сюда, сюда, — кивая на неприметную коричневую дверь, позвал толстячок. — Тут коридоры. Первый коридор направо - весь ваш. Как раз три двери, какая кому — решайте сами, апартаменты идентичны. Только вид из окна, — он хохотнул, — немного разный.
— Какой под землёй может быть вид из окна?
— Вы удивитесь, барышня, но самый разнообразный! Глубина 200 метров, и лучший, само собой, на магистраль: шумно, конечно, зато оживленно: составы по Д6 ходят трижды в сутки, иногда еще хозяйственный ездит… На склады вид тоже ничего, там парк техники, красивые автомобили.
— Автомобили? 
— Рельсы путей глубокого заложения утоплены в бетон, чтобы здесь могли ездить машины. Составов не так много, а если отключится электричество, резервного, чтобы запустить поезда, не хватит. И это, кстати, ваша первая задача: перераспределить токи на главном щитке таким образом, чтобы на одном резервном электропитании перегнать состав по Чеховской линии.
— Чеховская — это линия “Метро-2”, я правильно понимаю?
— Да-да, 60 километров в длину — больше, чем Москва в пределах МКАД. В общем, располагайтесь. Я пойду встречать другие команды. Не забудьте — через полчаса встречаемся в центре зала!

Он улыбнулся и семенящим шагом двинулся обратно. 

— Июль 2018. Несколько дней спустя. Станция Чертолье, линия Д6 —
— Говорят, тут на поверхности раньше было древнее городище и жертвенник Перуна… — невыспавшийся Антон хмуро жевал бриошь с лососем. Мы были в бункере третьи сутки, и кормили здесь отменно — меню как для генсеков. Сегодня к завтраку были бриоши и кофе “Поль Ревир” — правда, завтрак выдался ранний, еще не было шести. Накануне мы завершили квест, и сегодня должны были огласить результаты — как всегда, “в центре зала”. 

Разумеется, я ждала этого с любопытством: на кону были триста тысяч. Но об экскурсиях уже не думала: набегались по рельсам за время квеста. И да, конечно, было интересно увидеть другие команды. На протяжении квеста мы пересекались только косвенно — следы, вывороченные провода, разбросанные инструменты. Кое-какие пакости, которые мы подстраивали друг дружке...

Но никаких команд не было. Мы снова были одни. Когда ожидание стало совсем нервным, откуда-то с потолка на нас упал небольшой мешочек, похожий на артефакт из компьютерной игры. Антон нагнулся, поднял мешок и развязал тесемки.
— Деньги, — растерянно переводя взгляд с меня на Веника, произнес он. — Мы что, выиграли?..
— Выходит, так, — Веня протянул руку и нетерпеливо пошевелил пальцами. — Айда пересчитывать!
— Погоди… Но где другие команды?
— Других команд нет, — со смехом ответил организатор, который всё это время стоял в тени выложенной кафелем стены у электроблока. — Вы победили. Доказали своё право называться лучшими в метро. Теперь вы местные, ребята… 
Он сделал шаг вперёд и вдруг резко отбросил рекламную улыбчивость. 
— Мы убедились в вашей компетенции. Лучшая команда Москвы и Подмосковья… Сегодня вечером у вас будет возможность связаться с близкими, но без разглашения подробностей. Скажете, что вам предложен контракт, от которого вы не можете отказаться. Но никаких предупреждений.
— О чём? — холодея, спросила я. Ощущение было будто сбывались выдуманные кошмары.
— По Москве готовится удар. К полуночи на поверхности заблокируют связь, ограничат доступ к Интернету. Через две недели введут нормы питания, начнётся активная фаза строительства противоударных барьеров. Штатские профессии будут упразднены. А специалисты вроде вас станут самыми востребованными москвичами. Бесполезные кадры вышлют за сто первый километр, куда не дотягиваются радары защиты. Лишним в новом мире не место.
— А… мы? — спросил Веник. 
— А вы продолжите жить в роскошных апартаментах, построенных для ЦК, в безопасности, ни в чём не нуждаясь. Ваша задача — поддерживать тоннели и механизмы в рабочем состоянии. Скоро вам предстоит много работы — ведь Метро-2 строилось, в первую очередь, как эвакуационный центр и командный пункт… От одиночества не загнётесь, обещаю.

В наступившей тишине было отчётливо слышно, как привычно и раздражающе щёлкает пальцами Антон. А потом тишину нарушил подъезжающий поезд. 
Это за нами.

***

“Вы до сих пор главного секрета КГБ ещё не знаете: огромные города под землёй, целые коммуникации, сеть подобных сооружений. Но вам их не покажут никогда, конечно”.
Из интервью Олега Гордиевского, бывшего полковника КГБ СССР, британского разведчика.



ste-darina

Отредактировано: 27.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться