Бурани для Амина

Размер шрифта: - +

7 глава. БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ ИГРОКИ

Генерал Крючков встречался с каждым своим помощником отдельно. Обсуждались проблемы Афганистана. На совещание были приглашены руководители управлений «С» – по работе с нелегалами, и «Р», которое отвечало за оперативное планирование и анализ. Прибыл начальник управления разведывательной информации и руководитель управления по центральной Азии. На этом секретном совещании рассмотрели вопросы по усилению работы в Афганистане.

Начальник внешней разведки слушал по отдельности доклады своих подчиненных. Он специально не пригласил на совещание генерала Иванова, чтобы послушать ситуацию из разных источников и не привлекать внимание афганских руководителей. Ведь отъезд в Москву официального резидента КГБ мог насторожить официальных лиц в Кабуле. Закрытость встречи еще была обусловлена тем, что вопросы, которые решались на ней, были весьма щекотливые.

Крючков добивался присутствия своих агентов в окружении каждого руководителя новой власти в Афганистане. Заместитель председателя КГБ осознавал тонкости восточного менталитета и понимал, как надо найти подход к тому или иному человеку, он прекрасно знал, как мотивировать людей работать на КГБ. Но более щекотливая работа предстояла по внедрению своих людей в ряды набирающих силу моджахедов. Здесь требовалось много мудрости, чутья и, главное, умения подобрать нужных людей. Крючков помнил, как старые чекисты рассказывали ему про свои методы борьбы с басмачеством в Средней Азии в 1920-1930-х годах. Он помнил их рассказы о внедренных в банды басмачей чекистов и их ведущей роли в разгроме этих группировок. Генерал знал, как надо подбирать людей и как прикрывать их в случае  провала. Руководитель внешней разведки всегда ценил людей и умел их беречь.

Выигрывает войну тот, кто имеет больше информации о противнике. Не вредно знать все, что происходит и в стане друзей. Восток – дело тонкое, и угадать, о чем думает твой восточный друг, не всегда удается. А КГБ должно знать все и быть в курсе всех событий, особенно тех, которые еще не произошли.

…Через три дня секретарь районного комитета НДПА был в кишлаке, где жил Алим. Вместе с ним приехало еще несколько человек. Вместе с дехканами они осмотрели раскинувшиеся вокруг поля, оценили качество земли, осмотрели и арыки, которые квадратами шли вдоль всех участков. Затем Хайлулла Дост дал указания своим помощникам и обратился к Алиму и его землякам:

– Теперь – это ваша земля! Трудитесь на ней честно. Всем, чем можем, мы вам обязательно поможем. Я слышал, вы хотите создать свой кооператив? – этот вопрос секретарь райкома адресовал непосредственно Алиму. Тот в знак согласия закивал головой, остальные поддержали земляка. – Хорошее дело, партия поддержит вас! Все, что зависит от меня, я сделаю! – и, пожав по очереди дехканам руки, Хайрулла Дост уехал в райцентр.

…Аятолле Хомейни доложили о восстании шиитов в Герате. Мудрый лидер исламской революции слушал доклад, закрыв глаза. Левой рукой он машинально потирал свой подбородок. Аятолла не любил насилие и кровь, но очень болезненно относился к притеснению братьев по вере. Он был лидер не только Исламской революции, он был негласным вождем всего шиитского движения в исламе. Так получилось, что исламский мир разделился на несколько течений. Суннитов – большинство, и они высокомерно относятся к сторонникам других направлений ислама. Хомейни чувствительно воспринимал все проявления насилия по отношению к шиитам. Афганистан пока был для него загадкой. С одной стороны, Саурская Революция свергла буржуазную власть, но с другой – к руководству страной пришли марксисты, которые несут разрушающий его мир атеизм. Там, в Афганистане, в основном живут сунниты, пусть сами и разбираются со своей властью. Ирану важно поддерживать своих единоверцев-шиитов.

Герат был близок для Хомейни; сколько раз он посещал этот древний город, который когда-то входил в Великую Персию. Вспоминались величественные минареты этого города, прекрасные купола его мечетей, утопающие в зелени и цветах красивые улицы, маленькие переулки старых кварталов. Аятолла с болью слушал сообщения о жестокости афганских правительственных войск в Герате.

Монтазери посмотрел на Хомейни. Он прекрасно видел, какую боль он пробудил в лидере исламской революции. «Значит, я правильно выбрал тактику убеждения»,  подумал про себя Монтазери и продолжил:

– Там были простые верующие люди, которые заступились за шейха Шафака, арестованного афганской службой безопасности. Коммунисты – это антихристы, они хотят уничтожить исламский мир. Но, как трусливые собаки, они боятся пока трогать суннитов и начинают убивать наших братьев шиитов. Афганская армия бомбит Герат и другие города, где проживают шииты. Очень много жертв. Улицы завалены убитыми женщинами, стариками и детьми. Это просто варвары, – закончил Монтазери. Он не стал рассказывать про стражей исламской революции, которых сам же послал на верную смерть. Про эту операцию Хомейни не знал.

Лидер исламской революции молчал, он все взвешивал и решал, какие нужно принять решения. Но отношение к руководству Демократической республике Афганистан было уже негативным.

…После того, как крестьяне засеяли землю зерном, в кишлаке разместился небольшой отряд «Царандоя», который должен был защитить Алима и его товарищей от бандитских формирований.

Зеленые колоски весело пробивались навстречу солнцу, предвещая богатый урожай. Что для дехканина может быть радостней, чем работать на своей земле, видеть плоды своего труда, знать, что твоя жизнь наконец-то зависит только от тебя самого.

Яркое солнце согревало зеленые ростки, своим светом и теплом ласково шепча добрые слова новой жизни. Несколько десятков дехкан объединились в кооператив. Молодой секретарь райкома партии помог им техникой, семенами и удобрениями. Дехкане вместе на стареньком тракторе вспахали большое общее поле, засеяли семенами, добавили удобрений… Всегда легче работать сообща, помогая друг другу, делясь всем, что есть.



Ilya Baksalyar

Отредактировано: 20.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться