Бурбон

Размер шрифта: - +

Глава 1: Тапочки и бурбон

       Какова самая существенная проблема человечества? Что заставляло людей испокон веков строить колизеи, бои в которых велись с завидным постоянством? Знать восхищенно аплодировала победителю, склонившемуся над поверженным противником. Кровь орошала песок, стекая с бездыханного, но еще теплого тела. Горло некогда живого человека разорвано в клочья, а победивший отдавал дань, приподнимая руку ввысь сжатыми до побеления костяшками пальцев. Совершенно дикий взгляд скользнул по трибунам. Ему аплодировали стоя. Что заставляло людей участвовать в средневековых рыцарских турнирах? Сильнейший побеждал слабого, повергая людей в тихий восторг. Они смеялись, кровожадно взирая на погибающего от смертельной раны. Толпа всегда хотела зрелища, что им и предоставляли без цензуры и зазрения совести. Что заставляло людей идти на бескомпромиссную резню? Когда на поле боя человек жил не более трех минут. Что двигало ими?

      Средневековье прошло, люди стали образованнее, и, казалось бы, поумерили свой пыл. Но всегда находятся те, кто заставляет слабых людей трепетать от ужаса, а сильных — хохотать под утренние новости, что невзрачный почтальон принес вместе с газетой. А сейчас он, обливаясь кровью, лежит в кладовке влиятельного господина. Один звонок, и его увозят по приказу уверенного в своей безнаказанности человека. Ему сошло с рук убийство. Ему безумно весело, о чем говорит эта гадкая ухмылка на его лице. Что движет серийными убийцами? Что у них на уме? Что заставляет человека убивать себе подобных? Вопросы, беспокоящие многие умы. Все не так сложно. Ответ прост. Когда маньяк потрошит очередную жертву в темном проулке, оставляя незримую подсказку сыщикам, он ощущает безумную радость. Он пойдет в паб, выпьет бренди. Человек, сотворивший убийство, чувствует себя Богом. Ему хочется кричать об этом, рассказать всему миру. Он еле сдерживает смех наслаждения. А знаете, какова причина всего этого хаоса? Нет, не желание убивать. Людьми движет скука.

      Во времена, когда он появился на свет, общество процветало. Но насколько оно процветало, настолько же оно и пало. Город утопал в ночных клубах и тоннах кокаина. Молодежь веселилась от заката до рассвета, танцуя под мелодию, которую даже нельзя назвать музыкой. Психика общества пошатнулась, впрочем, как и здоровье. Правительство усиленно не замечало положения, в котором оказались люди.

      Было придумано множество сывороток, уколов, инъекций по устранению врожденных заболеваний. Они проникали в ДНК код человека, изменяя его структуру. В первом поколении люди с таким генетическим кодом действительно отличались крепким здоровьем. Со второго поколения внешность людей приобретала весьма приятные черты, изменяя само строение человека. Стоимость инъекций резко возросла, ибо эффект был весьма действенен. Люди шли на все, дабы раздобыть желаемое лекарство свои детям. Продавали дома, квартиры, грабили и убивали. Началась массовая истерия. С третьим поколением дела были не хуже. У людей наблюдалась отсутствие страха и инстинкта самосохранения, делая из них хороших солдат. Но был побочный эффект: эмоциональность таких людей превышала предел. Некоторые ученые после третьего поколения трубили в трубы, предупреждая нерадивое дитя, коем стало общество, об нависшей над ними опасности. Четвертое поколение стало кульминационным. Цены на препарат снизились — его мог купить каждый желающий. Люди массово сходили с ума, не выдерживая эмоциональной нагрузки. Появились новые заболевания, которые полностью поражали головной мозг больного, делая того безвольным овощем, и реже — буйным психопатом. Кровь лилась по улицам. Людей вырезали, убивали, уничтожали как неудавшийся эксперимент. Родственникам выплачивали компенсацию уже на следующий день. И не было слез на лицах людских, — на них застыло равнодушие.

      Остались и чистокровные люди. Биоинженерия не оставила на них своего следа. Если в средневековье у знати ценились духовные ценности, то сейчас ценность была материальной. Для того, чтобы занимать высокие звания, работать государственным служащим, вам всего лишь нужна чистая кровь. Знать была выстроена из общества чистокровок. Они были обычными людьми, — хладнокровными стратегами, чаще — безэмоциональными и холодными на первый взгляд существами. О них мало говорили, ибо они — настоящий раритет в этом сошедшем с ума мире. О них почти ничего не знали. Они были на верхушке иерархии Государства, впрочем, как и во всем мире. На теории, Государство правило всеми людьми, включая знать. Фактически, знать правила Государством.

      Кай зашел в квартиру, прикрыв за собой дверь. Он снял черное пальто с приподнятым воротом и, повесив его на вешалку, поместил в шкаф с раздвижными дверцами. Мужчина был явно не в настроении, ибо провел тяжелый день на работе. А кем он работает вам знать пока не обязательно.
Кроули прошел к кухне и, достав из буфета графин с бурбоном, налил себе одну четверть стакана. Парень прошел в гостиную, где уютно потрескивала проекция искусственного огня. Но не успев обойти диван, молодой мужчина заметил нагло развалившегося в его кресле парня. К удивлению последнего, Кай прошел мимо и сел на диван, закинув руку на спинку мебели. Ему, казалось, было все равно.

       — Красиво обустроился, приятель, — незнакомец окинул взглядом квартиру Кроули, на что тот не обратил ровным счетом никакого внимания.
       — Кто тебя прислал? — не оборачиваясь, спросил Кайролс. Он преподнес стакан к губам и сделал глоток. Поморщившись лишь на краткое мгновение, парень облизнул губы, на которых еще оставался алкоголь.
       — ОПК, — не став мешкать, ответил незнакомец. В его голосе прослеживались нотки наигранной обиды.

      Отдел Первой Категории занимал третью ступень государственной важности. Туда ссылали или лучших из полицейских, или же провалившихся на заданиях агентов второй и третьей категорий. Отдел с десяток раз расформировывали, но затем пришли к выводу, что он необходим для отщепенцев, которым или слишком повезло, или пинок под зад для которых означал падение до первой категории. Множество слухов связано с этим отделом в прошлом, как и с его членами.

       — Что им надо? — Кай соизволил-таки обернуться на слова незнакомого парня. Его глазам предстал молодой мужчина худощавого типа. Русые волосы этого недоразумения свисали четко до линии бровей, а объем у корней приподнимал их и разводил в стороны, открывая обзор. На носу частой россыпью поселились веснушки, скрывая собой маленькую горбинку. На нем была черная толстовка с надписью «Puma». Образ завершали ярко-желтые, кислотного цвета джинсы парня. Русовласый не ответил на заданный вопрос.
       — Ты раньше клоуном работал? Отобрал у ребенка мороженное и теперь тебя отправили к идиотам? — Кроули даже не старался сдержать ядовитый смешок.
       — Клоуном? Парень, ты себя видел? — прыснул со смеху детектив, разглядывая радужные тапочки Кайролса. Как бы ни комично это выглядело со стороны, но Кроули даже не улыбнулся.
       — Подарок дочери, — процедил тот, отпивая бурбон и вновь жмурясь.
       — У тебя есть дочь? — не скрывал искренней улыбки незнакомец. По вспышкам эмоций парень сразу отметил принадлежность незнакомого мужчины к третьему поколению. Четвертое поколение не берут в отделы первой, второй и третьей категорий.
       — Она боится клоунов и страшных дядей, — спокойно съязвил Кай, усмехаясь над незваным гостем.
       — Я не клоун. И не страшный, — зло фыркнул детектив, прожигая в самодовольном Кроули черную дыру. Слова хозяина квартиры его, кажется, задели.
       — Утешай себя этой мыслью дальше, — хозяин квартиры вызывающе уставился на парня, вставая с дивана.
       — Хочешь выпить? — Кайролс прервал все возмущение незнакомца еще на корню, стоило только тому открыть рот.
       — Есть виски или джин? — детектив нацепил свою самую очаровательную улыбку, что заставило мужчину любезно улыбнуться наглому парню.
       — Пройдем к графинам, — Кроули пошел на кухню, а гость, как и предполагал мужчина, прошел следом.

      Мужчины подошли к барной стойке напротив столешниц. Кай с энтузиазмом налил виски в стакан, и протянул его своему новому знакомому. А тот, конечно же, принял желанную порцию алкоголя, усевшись на стул. Кайролс сел напротив, отставив стакан с бурбоном в сторону.
      Кроули наливал детективу порцию за порцией, пока тот не стал достаточно пьяным. Глаза же его блестели как у довольного кота, а губы расползлись в глупой улыбке.
       — Ты бойишся меня, ик? — кое-как выговорил горе-детектив.
       — Ты ж гроза алкоголя. Все прячутся по углам от одного твоего вида, — парень в радужных тапочках еле сдержал смех. Он был слишком трезв для осознания того, насколько же глупо сейчас звучат речи русовласого пьянчуги. — Если бы они только прятались по углам. Так нет, не у всех ведь нервы железные, — гаденько шепнул Кай, дабы молодой детектив его не услышал.
       — Меня фсе долзны боятьса! — грозно проревел пьянчуга.
       — Думай так и дальше, идиот, — хохотнул Кроули, подливая знакомому еще немного виски.

      Кайролс оценивающе взглянул на мутный взгляд шестерки ОПК, после чего любезно улыбнувшись, сказал, что им нужно поговорить на счет Отдела. Не зря же детектив пришел к Кроули? Мужчина помог пьянчуге подняться, позволив тому для равновесия облокотиться о свое плечо. И как можно было так нажраться?! Абсурд. Кай повел молодого мужчину через комнату.

       — СМОТРИ! ОН НАЗВАЛ МЕНЯ ИДИОТМ, ИК! — детектив указал на диван, зло шипя. — МРАСЬ! КАК ТЫ СМЕИШЬ МНЕ ПЕРЕЧТЬ! — пьяные вопли разносились на всю квартиру. — Я НЕ ПНГВИН! — сказал, как выплюнул. — КУДА ПРЕШЬ! — воскликнул детектив, когда мизинцем его врезался в угол тумбочки. — ДА Я НА ТЕБЯ В СУД ПОДАМ! — обернулся тот на зеркало, завидев себя на отражающей глади.
      Кайролс открыл дверь и выставил пьянчугу из своей квартиры, тут же захлопнув перед его носом дверь.

       — КУДА ПШОЛ?! МЫ ЕЩЕ НЕ ЗАКОНЧЛИ! — судя по звуку рушащихся небоскребов, русовласый явно грохнулся. Мужчина же закрыл дверь, довольный своим планом.
       — Кончать ты будешь без меня, — подумал вслух Кроули. — Идиот, — усмехнулся хозяин квартиры, коварно улыбаясь. Он прошел к барной стойке, взял свой стакан и отпил освежающего бурбона. Вновь поморщившись, парень, наконец, смог прочувствовать тишину своих хором. Завтра новый день, но сегодня ему нужен отдых.



Белка в шляпе

Отредактировано: 24.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться