Бури

Font size: - +

Глава 4. Промежуток

Я стала в комплексе частой гостьей. Бури то снова засыпал, и внутрь него можно было спокойно заходить, то пробуждался и ходил по территории комплекса горделиво и смело. Конечно, узкие тропинки для него не подходили, он отправлялся на холмы, или гулял вдоль светлых дубовых рощ, или устраивался на берегу реки. Народу прибыло. Всем хотелось его увидеть, пообщаться. Однако капитан не собирался откладывать путешествие.

Я успела хорошо узнать ещё двух ребят из экипажа: Кристиана и Александра, которого все называли Алексом. Кристиан был штурманом и лучшим другом Алеарда. Он был высоким и атлетичным, и двигался непринуждённо и легко, словно всё время слышал внутри себя музыку. Волосы у него были черными, густыми, растрёпанными; лицо обаятельное и открытое: высокие резкие скулы, темно-синие лучистые глаза, брови широкие и красиво изогнутые. Он был улыбчивым, общительным, добрым и надёжным. В этом они с Алеардом были похожи: от обоих исходила мужская надёжность, подобная прочной стене, о которую разбивались вдребезги злая угроза, боль и агрессия. Мы с Кристианом сразу сдружились. К нему не нужно было привыкать или притираться, его врождённая радостная искренность согревала и влекла. При этом он был не лишён загадочности и хитрости, временами становился задумчив, мечтателен и молчалив, и тогда глаза его, устремлённые к небу, темнели, а на губах появлялась странная, нетипичная для него улыбка.  

Второй, Александр, был биологом. Могучий, с широченными плечами, под метр девяносто ростом. Волосы у него были пшеничного цвета, но не такие светлые, как мои, и стриженные коротко, а серо-голубые глаза смотрели быстро и пронзительно. Алекс был более сдержанным, чем тот же Эван, но пошутить любил. Ловкий и стремительный, он прыгал так, словно вместо костей в его ногах находились скрытые пружины. Однажды увидев такое – не позабудешь... Ему не надо было разбегаться или прилагать для этого особых усилий. Кристиан, видя такие прыжки, говорил Алексу, что его вырастили кенгуру, на что биолог отвечал, что самого штурмана растили по особым технологиям инопланетяне-паркурщики. Кристиан и правда умел выделывать совершенно немыслимые штуки. Как и Эван. Если они находили время и где-нибудь оказывались вместе, то непременно устраивали «весёлую разминку». И при этом мощный Кристиан, весящий куда как побольше жилистого Эвана, не отставал от  него, умудряясь запрыгивать на крышу и бесшумно падать вниз, мягко кувыркаться в воздухе и карабкаться по стенам, ходить на руках по тонким карнизам и на лету проскальзывать в узкие оконные проёмы... А вот на прямой догнать Эвана было невозможно.

За это им и дали смешные прозвища: Прыгун, Бегун и Кувыркун.

Однажды я пришла в комплекс позже, чем обычно: у Люси был день рождения, и мы радостно отмечали его. Вечер выдался прохладным и тихим. Я поздоровалась с Бури и пошла искать Алеарда.

На мне было длинное платье цвета фуксии и на сей раз никакой обуви. После активного участия в играх у меня был потрёпанный и весёлый вид, волосы торчали во все стороны лихими завитушками, и в них были вплетены васильки и ромашки: меня использовали в качестве «рабочего материала» на конкурсе причёсок. У меня было прекрасное настроение.

Я прошлась по каштановой роще, вернулась назад. Мне вспомнилось, что ещё год назад в комплексе было куда меньше народу. Человек двадцать, из которых больше половины – члены экипажа. Потом, когда Бури начал обретать очертания, появились ещё люди. Наверное, они были помощниками главного инженера. Прибыли разные заинтересованные в проекте учёные, но вскоре они, недоверчиво покачав головами, отбыли восвояси. Остальные, кто жил и гостил здесь теперь, вряд ли были так важны для экспедиции. К примеру, взять меня...

Я внутренне ахнула от неожиданной мысли: ну конечно! Почему я раньше не догадалась? Всё дело было именно в нём, в Бури. Это не идея, не мысль, не возможность притянули сюда людей из самых разных уголков планеты. Нет, снова не так! Когда Бури существовал только на листах бумаги, в чертежах и набросках, уже тогда была Белая комната. Без неё – я чувствовала – не было бы и Бури. А до Белой комнаты? Я взволнованно прислонилась к дереву. Всё началось с Алеарда. Это благодаря ему по земле разгуливал огромный металлический беркут. А что же мы, остальные? Мы помогали ему, и, наверное, стали частью его вдохновения. Я нахмурилась. Мне казалось, будто что-то важное миновало мои мысли. Алеард, Бури, все мы были частью чего-то большего… Или я воспринимала происходящее слишком серьёзно? Стоило отпустить мысль и расслабиться, чтобы ответ родился через некоторое время, не понукаемый жадным любопытством.

Бант на груди развязался. Я стала завязывать его, когда услышала голос Эвана:

– Эй, сестра!

Я подняла глаза и увидела их: Алеард, Кристиан, Эван, Олан, Кёртис и Алекс стояли на крыльце. Я радостно помахала им и, подхватив подол, пошла вперёд.

– Привет! – Эван обнял меня. – У тебя праздник?

– Да, у моей племянницы сегодня день рождения.

– Веселились, значит, – улыбнулся Кристиан.

– Скорее, бесились. И меня заставили танцевать! – я сделала такое лицо, что ребята расхохотались.

– Фрэйа, а ты знаешь, куда мы идём? – спросил Кристиан.

– Нет, не знаю.

– На реку! – сказал Эван. – Ты что, ничего не слышала? Сегодня там решили устроить вечеринку.

– Ну ты скажешь тоже, Эван! – фыркнул Кёртис. – Какая же это вечеринка?

– Самая обычная, – ответил парень. – А Фрэйа вечеринок боится, именно поэтому мы её возьмём с собой! – он толкнул меня локтем в бок, и я пихнула его в ответ.

– Болтун!

– Кто это? Я это? Я разве много болтаю? Я много болтаю, ребят? Слишком много или не очень много? Или терпимо? Как вы думаете? Рта не закрываю? Языком треплю? Балаболю? Что скажете? Нет, погодите! Да-да, Кристиан, ты как всегда прав. Нет-нет, Алекс, я не это имел ввиду. Ну что ты, засмущал меня... Я легко смущаюсь... Ой, ладно тебе...



Галина Мишарина

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: