Бусина

4

 

Автомобили проезжали мимо, громко сигналили, шли на обгон, нещадно подрезали и проскакивали на красный, как будто за ними гналось что-то ужасное. Настя понимала, что проецирует собственные страхи, и подбадривала себя как могла, но в душу начинали закрадаться сомнения.

Город жил своей жизнью. Для него не существовало ничего сверхъестественного. Даже редкие группы людей в характерных для Хэллоуина костюмах не нарушали торопливую атмосферу свободного вечера после рабочего дня. Они были громкими и шумными, но абсолютно реальными, земными, ощутимыми. Для них эта ночь означала праздник.

Возможно, проблема заключалась не в Валентине Игоревне, не в католическом Дне всех святых, не в кельтском Самайне, не в сербской Ведьминской ночи и даже не в бусине, а в самой Насте?

Она сумела пройти несколько перекрестков, не оглядываясь и не вздрагивая от каждого шороха. Пересекла пару дворов, сменила два автобуса и наконец сочла, что предосторожностей достаточно. Преследователь не мог следить за ней все время. Чисто физически не мог. Он на машине, у него нет ни зрения ночного хищника, ни сверхъестественных способностей.

Или есть?! Что он вообще знает о бусине? Зачем она ему?

Настя решила не накручивать себя, но неподалеку от с трудом опознанной цели ее ждало потрясение. Под согнутым фонарем стояла та самая иномарка с приметной книгой.

«Что делать?!» – Настя шмыгнула за пышный вечнозеленый куст, росший у ближайшего забора.

Машина выглядела пустой, и от этого было еще тревожнее.

Настя потопталась на месте, не решаясь высунуться из укрытия. Неужели ее ждут? Но как?!

– Р-р-р! – послышалось совсем рядом.

Она отшатнулась, зацепилась рукавом за ветвь. Куртка порвалась с оглушительным в ночной тишине треском, перед глазами появилась оскаленная морда с длинными белыми клыками и ушами торчком…

Настя вскрикнула – и обнаружила, что смотрит на большое изображение с подписью «Осторожно, злая собака». Сама виновница переполоха пронзительно лаяла за забором.

«Быстрее! Где тут нужный дом?!» – Настя огляделась и немного растерялась. Ночью все выглядело не так, как на дневных фотографиях. Кажется, требуемый дом находился через дорогу… Чтобы к нему приблизиться, нужно было пройти мимо проблемной иномарки.

Настя снова позвонила Вове. Абонент появился в сети, но трубку не брал. Наверное, поставил на беззвучный… Дурак!

Во дворе, где лаяла собака, вспыхнул свет. Хозяин, приземистый мужчина пенсионного возраста, вышел на крыльцо, прикрикнул на пса и вернулся в дом.

Собака заскулила, лязгнула цепью… Этот звук совпал с другим, едва слышным, донесшимся от автомобиля.

У Насти внутри все похолодело. Она медленно повернулась и наткнулась взглядом на высокую тощую фигуру, словно укутанную в несколько слоев тьмы.

Ноги задрожали, в ушах зашумело, дыхание сбилось как после долгого изнурительного бега. Настя вжалась в чужой забор, ощущая под лопатками табличку с фото собаки.

Человек из иномарки остановился посреди дороги, вытянул шею, вглядываясь вдаль. В свете раскачивавшихся фонарей он был похож на сутулое потустороннее существо, выискивающее жертву.

Настя прикусила перчатку, стараясь дышать как можно тише. Пусть тот тип уйдет! К черту Вову, авось до утра как-нибудь протянет, он крепкий и выносливый. Надо убираться отсюда, пока не стало слишком поздно!

– Тарам-пам-пам! – на всю мощь выдал зажатый в руке мобильник, еще и экраном посветил для удобства преследователя.

Вова Серый, кто бы сомневался… Перезвонил, называется. Чтоб он провалился!

– Кто там?! – Неизвестный шагнул вперед, в его длинных руках блеснуло что-то вроде металла.

Настя никак не могла отключить звук. Пальцы не попадали по нужным кнопкам, экран слепил глаза…

«Вот я и доигралась», – она выключила телефон вообще, запихнула в карман и остро пожалела, что никогда не могла сдать норматив по стометровке.

– Эй, ты! – Неизвестный быстро приближался. – Ты что там делаешь, гаденыш?!

За его спиной виднелись широкие ворота. Незапертые ворота! Ветер, швырявший крупицы снега направо и налево, толкнул их, приоткрыл на пядь, но этого хватило, чтобы придумать путь к спасению.

С громким мысленным криком (вслух Настя кричать не умела даже при виде мыши, а возле реальной опасности голос пропал напрочь) она пронеслась по улице, вскочила в чужой, предположительно Вовин двор, захлопнула ворота и зашарила по столбу в поисках задвижки.

– Это что еще за фокусы?! – рыкнул с улицы преследователь.

Настя бросила все, взбежала на крыльцо и забарабанила кулаками в дверь. Почти сразу же та открылась.

– Настюха? – За порогом стоял бледный до синевы Вова, укутанный в теплый спортивный костюм, банный халат и явно не один плед. – Живая, класс.

– А не должна быть? – Настя оттолкнула его, вошла в прихожую, заперла дверь на цепочку и лишь тогда смогла вдохнуть полной грудью.



Елена Гриб

Отредактировано: 29.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться