Бусина

3

 

Люди в массе своей злились либо друг на друга, либо на самих себя. Облако недовольства накрыло город в день его основания и не собиралось исчезать. Даже игривые животные порой щерились тьмой, и Настя боялась заходить в собственную квартиру, чтобы не увидеть черные иглы вокруг родителей.

Вся эта каламуть распространялась вокруг, не причиняя заметного вреда окружающим, но при пристальном наблюдении было видно, что каждый всплеск злобы имеет последствия – как при цепной реакции.

На кондуктора вызверился пьяный мужчина, кондуктор нагрубил бабке с мелкими деньгами, бабка всю дорогу ворчала на подростка, не уступившего ей место, подросток устроил истерику по телефону... Создавалось впечатление, что тьма циркулирует по кругу, множится и распространяется в геометрической прогрессии.

В какой-то миг Настя почувствовала, что не может этого выносить. Она ничем не отличалась от людей вокруг, так же расстраивалась, обижалась, злилась и негодовала, и не могла это прекратить, хотя изо всех сил пыталась игнорировать то, что начала называть «мысленной агрессией».

Дома бабушка вязала перед включенным телевизором, и от потока грязи, лившегося с экрана, становилось тошно. Но бабули это не касалось – она была полностью поглощена своим занятием. Тьма беспомощно клубилась вокруг и постепенно сходила на нет, но когда Настя начала прислушиваться к текущему ток-шоу, концентрация черноты усилилась и обрела направленность.

– Рано ты, – заметила бабушка, на миг оторвавшись от вязания. – Предупредила бы, я есть еще не приготовила…

– Я ненадолго, бабуль. Только переоденусь. Можно взять твой телефон?

Настя промыла ранки на колене, подобрала неприметную одежду, сменила новые сапоги на старые удобные, переложила бусину во внутренний карман куртки и вызвала такси. Она понятия не имела, где живет Вова Серый, но нашла в соцсети самые частые метки его геолокации, сравнила вид на фотографиях с данными Карт Google и определила частный дом в пригороде. Возможно, соседский, но с этим можно будет разобраться на месте.

Бусина работала, это было проверено экспериментально по дороге домой. Вместе с тем Настя обнаружила, что может уклоняться от болезненных ударов чужого негодования, парировать их и даже бить в ответ. Она этим не гордилась и предпочитала избегать сомнительных ситуаций.

Непростая задача… Валентина Игоревна правду говорила, мир населяли монстры, но зря она не причислила к ним себя. Настя такой ошибки допускать не собиралась и четко понимала: сегодня самый страшный монстр – она сама, потому что, в отличие от окружающих, пользуется проклятием или даром преподавательницы осознанно.

А Вова другой. Он убьется чисто из упрямства и желания показать, кто круче. Будет нарываться, пока не свалится окончательно, ведь его оппоненты даже не сообразят, что участвуют в невидимом поединке. Валентина Игоревна права: Вове нужна защита. Без той дурацкой бусины он не дотянет до утра.

Настя очень надеялась, что утром все придет в норму, и не собиралась даже обдумывать противоположный вариант.

Выйдя на улицу, она сразу увидела: с такси что-то не так. Водитель, иностранец средних лет, разговаривал вежливо и улыбался, но вокруг него сновала настолько непроглядная темень, что мороз шел по спине. И все же Настя не нашла повода, чтобы отказаться от поездки. Во-первых, было неудобно идти на попятную, руководствуясь тем, во что она до конца и не верила. Во-вторых, хотелось поскорее разобраться с Вовой и чертовой бусиной.

Когда такси выезжало со двора, то разминулось с поцарапанной иномаркой. На миг свет фар осветил ее салон, прошелся по мягкой игрушке на заднем сиденье и толстой книге с бело-синей обложкой. Насте показалось, что это «Основы философии», институтское переиздание прошлого года, но она одернула себя, заставила не придумывать небылицы, и с опаской набрала номер Вовы с телефона бабушки.

Гудки, гудки… Затем отбой и «Абонент находится вне зоны доступа».

А если еще раз?

Безрезультатно.

– Девушка, я тут остановлюсь на минутку, очень надо, – бросил через плечо таксист, сворачивая в темный переулок. Тени в автомобиле сгустились, стали острее и яростнее…

Настя дернулась, инстинктивно схватилась за лямки сумки и ручку двери.

Заблокировано. Еще и ремень безопасности никак не отстегнуть!

Таксист вышел, нереально быстро как для своего возраста исчез в тени припаркованных машин. Фары освещали лишь голый асфальт и мусор, припорошенный редким снегом. Неподалеку, в невидимом из такси мусорном баке что-то копошилось, лязгало жестянками, шуршало пластиковыми пакетами и хрустело костями.

«Да за что мне все это?!» – Настя все-таки отстегнула ремень и перегнулась через спинку переднего сидения, чтобы дотянуться до кнопки для разблокировки дверей.

В лобовое стекло врезались мощные лапы. Автомобиль содрогнулся под весом тяжелого лохматого тела, прямо перед лицом ошеломленной Насти появилась широкая оскаленная пасть. Низкое рычание ударило по ушам, царапанье когтей по стеклу причиняло почти физическую боль.

Настя отшатнулась, задела рукой клаксон и испугалась его звука еще больше, чем рыка мокрой твари с бешеными глазами и частоколом ослепительно белых зубов.

Собаку гудок тоже застал врасплох. Она пару раз ударила лапами, целясь по висевшей внутри салона игрушечной рыбке, фыркнула, куснула левый «дворник» и не удержалась на мокром капоте, съехала на землю. Через несколько секунд лай послышался в десятке метров от машины.

Настя обнаружила, что мелко дрожит, и вытащила теплые вязаные перчатки, чтобы согреть озябшие, несмотря на включенную печку, руки. В горле пересохло, сердце колотилось как сумасшедшее, но часы показывали всего семь вечера, до конца безумной ночи было еще далеко.



Елена Гриб

Отредактировано: 29.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться