Бутылка Клейна

Размер шрифта: - +

Бутылка Клейна

Этот рассказ посвящается Дмитрию. Прекрасному умному, доброму человеку с удивительным чувством юмора и неувядающим оптимизмом.

 

Не святые горшки обжигают

Народная мудрость

 

Гилберт-младший глубоко вдохнул воздух родного города, улыбнулся  и незаметно вытер правую ладонь о штаны. Только что, скрепляя сделку, он пожал руку представителю транспортной компании, грузному мужчине, от которого несло жирным гуляшом, липким потом и нечистыми мыслями – запахом наживы.

Настроение у молодого человека было преотличное. Как говаривал Гилберт-старший: «Пацан умеет держать нос по ветру!» И хоть кое-какие злые языки и язвили, мол, нос не дорос, но Гилберт-младший по праву считал себя человеком важным и значительным. Даже если говорить приходилось о масштабах целого города.

Если бы в родные пенаты молодого человека забрёл кто-нибудь, обладающий столь же уникальным обонянием, то мог бы заметить: сегодня Гилберт источал аромат запечённых в ананасах рябчиков, концептуального кино и французского парфюма – запах самодовольства.

Однако, увы! Способность Гилберта оказалась уникальной. Товарищей по мастерству у него не нашлось, зато и в его дела никто нос не совал. Юноша шёл по городу с видом рачительного хозяина, оглядывая (и обнюхивая) свои владения.

Вот из пекарни потянуло свежими булочками, добротой и теплом печи – запахом уюта. Семейство булочников достаёт пампушки из печи. Их делают для фирменного борща в таверну напротив – время обеда.

Вот над улицей разнеслось благоухание шоколада, плюшевых медведей и сладких признаний – запах романтики. Парень в кофейне делает предложение своей девушке.

Вот в нос ударила струя многодневного перегара, гнилых фруктов и безразличия – запах безысходности. Местный алкоголик вытянул на свет свои бренные кости в надежде перехватить где-нибудь ещё стаканчик.

А потом Гилберт увидел Её. Да, именно увидел лукавую усмешку девушки, стоящей посреди оживлённой улицы. Она упёрла руку в бедро, затянутое совершенно неуместным в этой толчее синим атласом. На щеке у девушки была родинка, а на шляпке – пучок синих перьев. Всё это обладатель беспрецедентного обоняния успел разглядеть за секунду до того, как в его лёгкие ворвался свежий ветер, напоенный ароматом свободы и яблок – запахом счастья.

– Эй! – успел крикнуть Гилберт, не зная, как заговорить с незнакомкой, с которой столкнулся почти нос к носу. Но рядом уже воняло прокисшим молоком, разочарованием и ушедшим поездом – Насмешкой Судьбы. Кто-то толкнул замершего посреди дороги молодого человека в спину, ещё и обругал при этом. Гилберт споткнулся, упал на руки, испачкал в придорожной пыли колени. Тут же вскочил, но незнакомка была уже далеко, на углу улицы. Взмахнув рукавами гипюровой накидки, будто фантастическими ультрамариновыми крыльями, девушка звонко рассмеялась и исчезла.

Гилберт огорчённо вскрикнул. Впрочем, отчаиваться не стал и бросился в погоню: родные улицы он, без сомнения, знает лучше незнакомки. Преследование, однако же, затянулось: красавица явно водила парня за нос. То и дело синее платье мелькало впереди, но стоило немного приблизиться – тут же исчезало в толпе.

Наконец, Гилберт выбежал на набережную. И остановился. Потому что дальше бежать оказалось некуда – о затянутый в гранит берег разбивалось море. Что делать, было неясно. Смешливая незнакомка словно в воду канула. Растерянный и огорчённый юноша пошёл к причалу: там стоял какой-то человек.

Конечно, на сбежавшую красавицу он нисколько не походил. Водной гладью любовался китаец средних лет. Одет он был в роскошные шелка, вокруг глаз тушью нарисованы треугольники, отчего те выглядели бездонными и горящими. Гилберту китаец показался забавным.

– Простите, вы не видали тут девушку в синем платье? – спросил он у второго за день незнакомца. Китаец немедленно закивал. – А не скажете ли, куда она делась?

Незнакомец сделал широкий жест. Пола его одеяния при этом описала красивый полукруг.

– Улетела, – без всякого акцента ответил странный человек, указывая на море.

– Как улетела? – опешил Гилберт.

– Ну как птицы летают? – буднично пожал плечами его собеседник. – По воздуху.

Юноша зажмурился и изо всех сил затряс коротко стриженой головой, сжимая её для сохранности руками. Когда он открыл глаза, вместо нелепого китайца на набережной стоял представительный мужчина в сюртуке, с любопытством Гилберта разглядывающий.

– Кажется, я переутомился, – печально сообщил ему молодой человек. – Нельзя так много работать. Особенно по жаре.

– Похоже на то, – ответил его новый собеседник и улыбнулся в бороду. – Отдохните. Зайдите в бутылку Клейна.

Фраза показалась Гилберту не совсем понятной, однако на текущий момент он собственному разуму не очень-то и доверял. А потому решил довериться носу.

Пахло от бородатого мужчины шёлком, огнём и, почему-то, пепперони. К слову сказать, так же, как и от китайца до этого. Что этот запах означал, Гилберт не разобрал, но однозначно что-то приятное. Поэтому юноша протянул руку и сказал:

– Гилберт-младший.

Мужчина ответил на рукопожатие с задорной улыбкой, вроде той, с которой ребёнок вступает в новую игру.

– Лорд Кай.

– Настоящий лорд? – удивился молодой человек.

– Самый настоящий, – кивнул тот. – Рад знакомству, Гилберт-младший. Но сейчас мне пора.

И парень сам не заметил, как так получилось, что он снова бредёт по улицам, разглядывая фасады. «Надо же!» – вяло подумал юноша, когда словил себя на том, что стоит перед незнакомой таверной с гостеприимно распахнутыми дверями. Красиво оформленная вывеска гласила: «Бутылка Клейна».



Анастасия Курленёва

Отредактировано: 08.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться