Были небыли

Размер шрифта: - +

Глава 9. Перелом

Меня зовут Юля. Родилась я в городе Подольске в 3-50 утра, в ночь с четверга на пятницу. Больше о своём детстве ничего сказать не могу - я не помню, а родители меня не сильно-то и балуют воспоминаниями. Сколько я из них выпытывала время и место моего рождения!!! В шесть лет переехала в Троицк, где поныне и живу. Где-то с этого времени начинаются и мои воспоминания - весьма обрывочные, надо сказать. Моя память меня бережёт. А что помню - приятным не всегда назовёшь. Жизнь моя спокойной не была до последнего времени, так что сейчас - я откровенно наслаждаюсь тишиной! Зато я выжила, а это, как сказал человек, частично узнавший, что происходило - ну, проболталась, болтливая я не в меру - уже подвиг! В конце 2008 года я пошла на первую в своей жизни работу. Там и познакомилась с человеком, с которым проводила длиннющие беседы о жизни. И вот, идя как то с работы до метро, обсуждая свои мысли и вопросы, он задумчиво и произнёс - "а что б тебе книгу не написать?" Я тогда ещё удивлённо на него посмотрела - зачем? "Ну просто так" - ухмыльнулся он. Я сгоряча и брякнула - "А легко". К сожалению, к своим обещаниям я отношусь ответственно, поэтому в тот же вечер, ещё даже не имея никакой идеи, никакой цели, кроме как отдать, наконец, хоть что-то этому настырному человеку - я закрыла глаза и попыталась представить, как писатели придумывают свои миры. Получилось не очень похоже, но не в этом суть, главное, я таки написала то, что обещала и отдала написанное этому настырному человеку. До появления этих книг на "Самиздате" оставалось полгода. Кстати, спасибо все равно говорить этому настырному человеку. Ну, или плеваться в сторону - тоже к нему. Правда, последующие произведения - это уже спасибо/плеваться - ко мне. Но это уже дурноприобретенная привычка. Писателем себя по-прежнему не считаю, потому что выдумывать не умею. Даже солгать не могу - тут же теряется нить повествования (проверяла). Могу умолчать, да, но не солгать - какой уж тут сказочник? Так что это раздел не писателя. А кого? М-м-м... дайте подумать... наверное, человека, возомнившего себя писателем. Ой, моя головушка, куда ж ты меня заносишь!... В общем, наслаждайтесь! Если что понравится, это будет бальзамом на моё большое и трепетное сердце! :)

Я никогда не думала, что буду писать. Даже в школе за мои личные сочинения мне всегда ставили тройки. И я честно перешла на сборники сочинений, дабы выправить оценку в четверти, да и в году. Выправила, доучилась и благополучно забыла о том, что когда-то считала нормой. Моё воображение осталось при мне, уж на него никто никогда не мог покуситься, оно внутри и никогда не вырывалось наружу, иначе, чем в отвергнутых когда-то сочинениях. Потерпев неудачу в изложении своих мыслей – я отбросила саму возможность, как таковую. Остались только песни, как средство самовыражения. И я пела. Идя куда – я пела. Оставаясь в одиночестве – я пела. Тихо, чтобы никто не услышал. Не посмеялся, отбирая последнее, чем я могла самовыражаться. С каких-то пор я начала очень чутко относиться к тому, как меня оценивают, принимая их оценку себя важнее, чем мою собственную. Я не помню – почему и как это произошло. Больно это признавать, но, кажется, меня просто сломали. В школе. Во второй, куда я перешла после третьего класса. Восемь лет полнейшего одиночества и отрицания убили во мне способность адекватно воспринимать себя. Меня били в школе и дома, меня игнорировали и обливали презрением, в меня плевали и рвали мои вещи. И мне некуда было пойти. И нечем было защищаться. И от кого? От детей? От мамы? Да это же… невозможно. Невозможно представить, чтобы на них можно было излить ярость, клокотавшую внутри. И я замкнулась. Сломалась. Сдалась. …Потухла. И никак не могла понять – что же во мне отличного от них, что меня не принимают? «Ты отличаешься от нас» - стало моим проклятием. Даже в училище я не могла понять, почему я не вписываюсь в компании? Нет, там уже было всё дружелюбно и товарищески, но я словно была снаружи компании, независимой единицей. Мы вместе готовились, вместе, помогая друг другу, сдавали экзамены, вместе праздновали – но я чувствовала себя вне компании, я наблюдала за ними и пыталась копировать их поведение. И всё равно – «Ты отличаешься от нас» - стало моим ярлыком. В институте повторилась та же ситуация. И на работе. И – на второй. Даже на улице ко мне боятся подходить парни. Просто за помощью ко мне обращаются все, говоря, что у меня очень открытый вид. Но пустить ближе – не хотят, никто. А с какого-то момента – и я стала бояться пускать в своё сердце что-то. Я легко становлюсь душой любой компании, но стоит компании распасться на отдельные составляющие  - я меня обтекают, забывают. Я привыкла быть снаружи любого сообщества, явления, момента. Потому что быть внутри стало для меня непозволительной роскошью. Раньше не хотели пускать меня, теперь – боюсь я. Я боюсь открыться навстречу, боюсь, что по открытой душе пальнут изо всех орудий. Но, думаю, это общая беда современности. Люди, ушедшие в виртуальность, потеряли способность быть открытыми для окружающего. За сверкающим монитором легко спрятать лицо, чувства, привычки и воспитание, да даже образ жизни. Это стало вольницей. Это же сделалось тюрьмой. Кто сможет заглянуть за переплетение слоёв битов и байтов и разглядеть за ними реального человека? Я – точно не смогу.

Такая закрытость ударила по мне  с размаху. Как многое другое до того.

Мне 29 лет. Я не замужем, у меня нет детей и нет друзей, кому я могла бы доверять. Даже нет родственников, к которым я могла бы обратиться за помощью. Меня никто никогда не любил. Никогда никого не любила я. Я даже не знаю, что чувствуют, когда … любят. Что, вообще, такое – Любовь? Интернет пестрит ответами, захлёбываясь валом вариантов, но среди этого вала не разглядеть того, что удерживает до гробовой доски людей, захотевших быть вместе. Загадка. И, как всякая загадка – она меня манила. Но была – недоступна. И самое страшное, что до какого-то времени я смирилась с этим. Я поверила, что это нормально – прожить всю жизнь, так и не узнав, что же это за ощущение. Я находила себе развлечения и хобби. Я занимала своё время книгами, прогулками, увлечениями. Я почти забывала о том, чего хочу. Только парочки, постоянно промелькивающие на границе сознания, раздражали всё больше – они знали это чувство. Они нашли друг друга. А я - по-прежнему ... одна. Осознание этого копилось внутри и требовало выхода бурей эмоций. Это стало буквально навязчивой идеей. Мало того, что общество считает, что в моем возрасте уже пора иметь мужа и двоих детей и всячески меня укоряет за отсутствие оных. Так ещё и постоянно осознавать, что вокруг люди находят друг друга, а я по-прежнему одна- это давило невероятно. В конце-концов, когда-то оно должно было прорваться…



Юлия Абрамова

#18788 в Разное
#573 в Эзотерика

В тексте есть: история жизни

Отредактировано: 26.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться