Быть тенью

Размер шрифта: - +

Глава 2

Я стояла спиной к столу, широко разведя руки. Две портнихи снимали мерки, спорили, как лучше переделать старое мамино платье. Разумеется, шить мне новое ради участия в похоронной процессии никто не собирался: у отца нет лишних денег, а кузина и палец о палец не ударит.

Странно, наверное, я единственная во всём дворце плакала. Даже Аккэлия прижимала платок к глазам только на людях, а когда оставалась наедине с приближёнными фрейлинами, мигом убирала в рукав. Не удивлюсь, если принцесса молила Ишту послать королю Брониусу скорейшую смерть. Она столько твердила об усталости, о выжившем из ума отце, о том, что сердита на проклятые обычаи, заставившие вернуться в столицу. Там, в королевском поместье, Аккэлия наверняка окружила себя поэтами, музыкантами и галантными кавалерами, призванными скрасить её горе. Но весточка от лорда Аксоса заставила вернуться и отсчитывать последние дни жизни отца.

Но именно она будет стоять у изголовья монарха и всхлипывать. При ней Бронииус Линас Агрон Фавел уплывёт в Изнанку, и у Конрана появится новый монарх.

А я орошала слезами подушку. Жалела. Дядя, всё же, был неплохим человеком.

Траурный альбом с крепом лежал на столе и жёг спину. Доделала его вчера, хотела убрать подальше, но не успела.

Письмо от отца всё не приходило, и я начинала сомневаться, что вообще получу его. С Аккэлии может статься не пустить дядю на похороны: тут никто не забыл, кто есть Николас Ньдор. Хватит и одной Ньдор у гроба.

На мои плечи взвалили часть организационных хлопот. Часами сидела и выписывала приглашения на прощание с королём. Дико – он ведь живой, а дата похорон уже назначена.

Почерк у меня хороший, ровный, поэтому выходило не хуже, чем у писаря. Этим частенько пользовалась кузина, заставляя переписывать учебники, делать за неё задания. Я не противилась: любое слово Аккэлии – и окажусь запертой в Круглой башне. Поговаривали, что там обитал безголовый призрак изменника: подвалы Круглой башни раньше служили тюрьмой для особо опасных преступников. Сама башня не лучше – каменный холодный мешок, где легко подхватить воспаление лёгких.

Наконец портнихи закончили и сняли с меня чёрную тучу, которую именовали платьем. Я казалась себе в нём вороной, постаревшей на пару лет. Хотя синяки под глазами никого не красили: в последние дни не высыпалась.

Когда захлопнулась дверь, поспешила к столу – забрать альбом. Прямо сейчас отнесу его Распорядителю двора.

Стараясь не обращать внимания на перешёптывающиеся группки слуг, даже не думавших при виде меня изображать видимость работы, быстрым шагом шла по коридорам. Проигнорировала смешок тиара из свиты принцессы: «Куда собралась, Тень, тебе до сумерек из комнаты выползать нельзя» — привыкла.

Распорядитель двора обнаружился в тронном зале: наблюдал за тем, как украшают огромные окна чёрными ламбрекенами. По его указке положила книгу на специальную подставку и отважилась заглянуть в покои дяди. Хотелось повидать его перед смертью.

На королевскую половину меня не пустили: солдаты решительно скрестили алебарды. Впервые решила настоять на своём:

— Я племянница его величества, я имею право.

Могла бы и не утруждать связки – ничего не изменилось.

Сделала шаг вперёд, надеясь, что алебарды раздвинуться, — не тут-то было!

— Вам не следует там находиться, тиара, — соизволил ответить один из стражников, когда я упёрлась лицом в холодный металл.

— Я желаю проститься с дядей. Я тиара Исория Морта Ньюдор-Фавел.

Признаю, приврала: фамилия Фавел в моей метрике отсутствовала, но обязательно бы была, выйди мама замуж, как положено.

— К постели его величества допускаются только Её высочество принцесса Аккэлия, лорд Аксос, лекари и маги, — отчеканил равнодушный страж. – Сожалею, тиара.

Это несправедливо, но пришлось смолчать. Понурив голову, развернулась и поплелась обратно. Но, не сделав и пары шагов, наткнулась на лорда Аксоса. Он окинул меня недовольным взглядом и поинтересовался, что я здесь делаю. Услышав ответ, скривился в усмешке:

— Считаете себя частью семьи Фавел? Что ж, поглядите на лик смерти. Пропустите её! – приказал он стражникам и потащил меня через анфиладу комнат.

Я никак не могла приноровиться к шагу советника, мелко-мелко перебирала ногами, а то и вовсе чиркала по паркету носками туфель, повисая на руке лорда. Лорду Аксосу, разумеется, это не нравилось, но он отчего-то не желал позволить мне идти самостоятельно.

Чем ближе мы подходили к спальне его величества, тем сильнее пахло испражнениями и лекарствами. Не выдержав, зажала нос.

— Что, не по нраву запах смерти? – зло прокомментировал лорд Аксос и наконец отпустил меня.

Дальше я шла впереди, ощущая его присутствие за спиной. В нерешительности остановилась у королевской опочивальни и робко заглянула внутрь.

Смрад в комнате стоял жуткий, его не могли перебить даже курящиеся палочки благовоний.

На широкой постели лежал дядя. Шторы были задвинуты, и я не видела его лица, только кончики пальцев ног, выглядывавшие из-под одеяла. Скрюченные, с отросшими ногтями, по цвету напоминавшие шафран.



Ольга Романовская

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться