Быть тенью

Размер шрифта: - +

Глава 11

Я пила терпкий напиток цвета мёда – эльф говорил, что это смесь вина, отвара целебных трав, каких-то пряностей и кленового сока – и во все глаза смотрела на Аллоистеля.

Сидели мы в местной таверне, на открытой террасе, увитой лозами дикого винограда и левкоями. Прямо напротив стола был подвешен ящик с алыми цветами – такими праздничными, летними.

Подумать только, везде зима, а здесь буйствует весна и пиршество всех цветов радуги. Даже пчёлы, бабочки кружатся: Ферилир объяснил, что, чем дальше вглубь Священных лесов, тем теплее и ровнее климат. В столице эльфийского королевства и вовсе сказка, красота: то смоляные листочки, то земляника и душистые травы, то пожар «золотой» осени – и вновь зарождение жизни. Не успела опасть листва – а новая уже пришла на смену. И цветы цветут круглый год.

Священный лес остался позади, маячил на горизонте. Город же – назывался он Милатен – вырос посреди равнины, на берегу живописного озера. Аккуратный, бело-красный из-за черепичных крыш, он казался нереальным и очень мне понравился.

Терраса одним торцом выходила на озеро, так что я воочию могла наблюдать за тем, как скользят лодки по водной глади, как ловят рыбу для посетителей, чтобы сразу приготовить и подать к столу.

Я расслабилась, греясь на солнышке. С такой погодой мой свадебный наряд был уместен. Безмерно радовалась, что не сняла его, а надела тёплые вещи поверх платья. Ещё в лесу, попросив драконова отвернуться, сняла ненужное и дышала теперь полной грудью. Воздух потрясающий!

Невольно вновь глянула на Аллоистеля. Даже глотать перестала. И сердце так часто-часто забилось…

Эльф полностью подходил под описание Первородных. Высокий, стройный, гибкий – и в то же время не хрупкий. Блондин, как и все представители его народа, с волосами цвета пшеничного колоса, слегка отливавшими рыжиной на солнце. Длинные, до плеч, они свободно ниспадали на плечи. Одна прядь заплетена в косичку и перевита васильковой лентой.

Глаза – как у короля Эрданасиэля, который, признаться, иногда являлся мне по ночам. Такие же лучистые, небесные, глубокие, с едва заметными светлыми прожилками. И загадочные, как у кошки.

Аристократ до мозга костей. Его рукам могли бы позавидовать некоторые придворные дамы. К слову, на пальцах заметила два перстня – один с печаткой, другой – с топазом. Сомневаюсь, что просто для красоты.

Отхлебнула ещё немного напитка, попытавшись сконцентрироваться на разговоре. Увы, эльфийская красота и сосредоточенность плохо сочетались.

Аллоистель оказался родственником короля: тут я не прогадала, заметив некоторое сходство. Но не близкий – троюродный племянник. Эльф ведь первым делом представился, перечислив все титулы – требования этикета.

Наследник Советника его величества, владетель одного из городов – так здесь называли наместников. И не просто города, а того самого, в котором мы находились. Поэтому обедали в таверне абсолютно бесплатно.

Ели не в одиночестве: кроме нас за столами в плетёных креслах сидели ещё посетители. Сохраняя благопристойный равнодушный отстранённый вид, эльфы всё же заинтересовались моей особой: я чувствовала взгляды спиной. Но стоило обернуться – и натыкалась на холодность и безразличие.

Аллоистель тоже вёл себя со мной в рамках протокола. Изъявил радость по поводу встречи с такой важной особой как наследная принцесса Конрана, поцеловал руку, едва коснувшись губами, и выразил надежду, что Итеньореталь – королевство эльфов – мне понравится.

Ферилир объяснил Аллоистелю, чьё имя сократил до дружеского Истеля, сложность сложившейся ситуации. Эльф кивнул и обещал, что его народ не позволит вампирам забрать меня обратно. И добавил:

— Госпожа должна знать, что в столице её ожидает супруг.

Видимо, Аллоистель полагал, что я обрадуюсь, поэтому моё молчание и тень, пробежавшая по лицу, обескуражили его. Но эльф проявил тактичность, решив не выяснять специфику чужих брачных отношений.

Решив сменить тему, задала первый попавшийся вопрос и запоздало поняла, что выбрала не лучший вариант, эльф вправе обидится.

— Скажите, уважаемый Аллоистель Т’Ао Меристинитиаден Ленормаль Ша’Эисур, — вроде, ничего не забыла, — а сколько вам лет?

Тут же покраснела и поспешила извиниться.

Эльф покровительственно улыбнулся, а драконов от души рассмеялся, вновь блеснув вампирьим оскалом. Вот и новый вопрос готов: есть ли в нём что-то от Детей ночи? А то вдруг в полнолунье оборачивается нетопырём и пьёт кровь.

— Госпожа любопытна.

Слава Иште, не обиделся! А то эльфы – народ гордый, не хотелось бы по девичьей глупости расстроить дипломатические отношения между странами. Лорд Аксос меня убьёт или в монастырь сошлёт, как Аккэлию.

— Простите, я… Просто вы так молодо выглядите – а уже владетель.

Я дала бы Аллоистелю лет двадцать пять, но догадывалась, что внешность обманчива. Так оно и вышло – эльф туманно намекнул, что старше лорда Аксоса. Сколько точно, почему-то не сказал. Кокетничал?

— Истель на тридцать лет меня старше, — раскрыл карты драконов. – По эльфийским меркам это сущая мелочь! Вы, наверное, не в курсе, ваше высочество, но совершеннолетие у Первородных наступает в восемьдесят лет, до этого эльфы считаются детьми.



Ольга Романовская

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться