Быть тенью

Размер шрифта: - +

Глава 12

Я не находила себе места. Который раз вставала, подходила к двери, но не решалась выйти. Вновь возвращалась на утонувшую в фисташковых шелках постель и думала, думала, думала.

На цветы, вышивку и певчих птичек в клетке на окне – открытой, к слову, потому что эльфы не посадят за решётку живое существо, — обратила внимание не сразу, а через час, не меньше, скитаний по комнате.

Ткани, драпировки – всё это прекрасно, но не трогало сердце. Не могу я восхищаться талантами местных ткачих и вышивальщиц, когда решалась моя судьба.

Если победит вампир, лучше повеситься вон на том подхвате с тяжёлой кистью – выдержит вес тела.

Куда закинуть? Да на фигурное навершие столбика кровати.

Но жить хотелось, поэтому самоубийство оставила на самый крайний случай. Оно противно Иште, насильники над собой лишены её заступничества в Изнанке.

Чтобы успокоиться, подошла к окну, к птицам.

Жёлто-зелёные птахи клевали корм в клетке. Одна, заметив меня, выпорхнула в сад, другая осталась, наблюдая за потенциальным врагом тёмными бусинками глаз.

Прутья тонкие, расстояние между ними большое, не удержат беглецов. Кормушка с дверцей, а не клетка. Стояла она на цельной каменной плите молочного цвета, тяжёлой, но прочной. Только сейчас обратила внимание на то, что и пол вымощен такими же плитами, отражавшими солнечный свет.

Забралась с ногами на подоконник, провела пальцами по уткнувшимся в колени разноцветным бутонам: мои покои находились на первом этаже и выходили окнами в сад.

Тишина, покой, только щебет птиц и мерный шум воды где-то за деревьями. Фонтан, наверное.

А у нас парадные покои на втором этаже. У эльфов же иначе: чем ближе к земле, тем больше уважения.

Время позднее, мне полагалось отдыхать после утомительных приключений, но сон не шёл. Всё сидела и смотрела на сад, освещённый закатным солнцем. Он казался таким красивым, нереально прекрасным – и, в то же время, огненный шар светила напоминал о крови и Детях ночи.

Не выдержав, встала и позвонила в колокольчик. На мелодичную трель явилась служанка. Разумеется, эльфийка. Юное светло-русое существо, издали напоминавшее растение – вся в зелёном.

Платье летящее, двойное, по местной моде: нижнее плотное, чуть короче, верхнее – прозрачное, длиннее. Невольно залюбовалась шитьём – листочки из бисера и камушков. Даже захотелось такое же. Оказалось, мечты сбываются.

Я велела подать одеться и отвести меня к королю эльфов.

Служанка не стала спорить, раскрыла один из вделанных в стены ясеневых шкафов и извлекла фиолетовый наряд из шифона и атласа. Он походил на тот, который носила она, но богаче, утончённее, с серебристой пелериной.

Эльфийские туфельки тоже понравились: мягкие, на небольшом каблучке. А вот для платьев необходимо было обладать тонкой талией: корсета не прилагалось, хотя, догадывалась, что местные красавицы его носили.

От свадебного переполоха я похудела, так что ткань легла, как надо, заструившись водопадом.

— Драгоценности? – поинтересовалась эльфийка, ловко подпоясав меня ниспадавшим до пола поясом.

Удивлённо глянула на неё: никаких камней, золота, серебра в Итеньореталь я не привезла. Оказалось, что королева любезно отдала мне во временное пользование часть своих сокровищ, в том числе, янтарный гарнитур.

Никогда ещё не видела камня солнца и с интересом его рассматривала.

Ой, а там, в смоле, муха застыла. Необычно-то как!

Решив, что негоже являться на аудиенцию как простолюдинке, украсила себя янтарём, решив, что после обязательно куплю что-то из этого камня. Хоть и не бриллианты, но янтарь чем-то привлекал, теплом от него веяло.

За пределы покоев выходить дозволялось, что не могло не радовать.

Служанка шла впереди, я за ней, вертя головой в разные стороны. Разглядывала и эльфийских стражей, слегла поклонившихся, приветствуя меня, и магические светильники, не коптившие, но дававшие гораздо больше света, нежели обычные. Они сами зажигались по мере того, как меркло солнце.

Потом одолели сомнения: неужели меня просто так пустят к Эрданасиэлю? Но служанка и не подумала возражать, не рассыпалась в извинениях, не просила обождать до завтра. Значит, получила соответствующие указания на этот счёт.

Мы вышли в сад.

Тут моя провожатая остановилась:

— Прошу прощения, госпожа, но далее вы пойдёте одна. Пресветлый король медитирует под Белой яблоней, мне не дозволено отвлекать его. Если он соизволит, то заговорит с вами.

— И куда же идти? – щурясь от косых лучей багряного солнца, огляделась, любуясь дикорастущим садом. Тут не было клумб, фигурных кустов, баскетов – всё так, как задумала природа. Только песчаные дорожки рукотворные.

Ой, белка! Спрыгнула с дерева и умывалась, не обращая на нас внимания.

Служанка указала нужное направление и откланялась.

Постояла несколько минут, потом спугнула белочку и зашуршала платьем по песку.



Ольга Романовская

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться