Быть тенью

Размер шрифта: - +

Глава 18

Странно, но лекарь действительно промолчал. Признаться, я и не надеялась, памятуя о любви Первородных к жизни во всех её проявлениях.

Врач, разумеется, не понял причины моей скорби, решил, что просто переволновалась, успокоил, уходя, а я решила, что не буду рожать этого ребёнка. Ни единого сына или дочери лорда Аксоса не рожу, лучше удавлюсь! Только как избавится от плода насилия? Догадываюсь, многие бы осудили, но это ничего не меняло. Ишта проповедовала любовь, а в моём браке нет ни толики любви, одна горечь и ненависть.

Нет, лучше смерть, чем рожать от регента!

Лихорадочно расхаживала по комнате, пытаясь привести нервы в порядок: лорд Аксос догадается, если выйду к нему в таком виде. Заодно придумывала правдоподобную ложь.

Когда спокойствие частично вернулось, а слёзы высохли, открыла дверь и направилась к себе. Увы, чуда не произошло: лорд Аксос ожидал на пороге спальни. Самонадеянно и дерзко – будто он у себя дома!

— И что же, ваше величество? – цепкий взгляд впился в лицо.

— Увы, я действительно нездорова, — старалась говорить твёрдо и решительно, под дерзость и напором скрывая дрожь и страх. – Виновны в этом вы, вернее, ваша магия.

Я смотрела чуть выше глаз лорда Аксоса, чтобы ничем не выдать себя. Потом, сдерживая слёзы, запрокинула голову и указала на дверь:

— Покиньте меня. В Конран вернусь одна, к завтрашнему завтраку. И, — добавила, выдержав паузу, — указ легко написать снова.

Регент нахмурился, наклонил голову, словно бык, но промолчал. Отвесил мне поклон и удалился. С облегчение перевела дух. Думала: догадается. Теперь предстояло переговорить с Аллоистелем, но прежде промокну виски холодной водой.

— Исория, можно? – в дверь постучали.

Я вздрогнула и поспешила повесить полотенце на бортик ванной. К спальне примыкала целая купальня, небольшая, но достаточного размера, чтобы вытянуться в полный рост. Жаль, не успела опробовать это чудо.

— Конечно, входите, — поправила ворот платья и вышла к Аллоистелю.

Эльф выглядел встревоженным, даже наложил на дверь чары – видела, как полыхнуло зелёным плетение. Подобное показывал лорд Аксос в королевском дворце Эскимареса.

— Простите, что не смог удержать его, — понуро пробормотал Аллоистель.

По «его» надлежало понимать регента.

Заверила, что всё в порядке, и, собравшись с духом, произнесла сакраментальную фразу:

— Нам необходимо поговорить.

— Да-да, конечно, — закивал эльф. В руках у него волшебным образом оказались бокалы. Мгновение – и рубиновый напиток разлился по фужерам.

Я дрожащей рукой приняла бокал и пригубила. Подумала – и за пару глотков опустошила весь. Так легче, иначе не наберусь храбрости. В голове зашумело, меня слегка повело в сторону. Странно, я ведь плотно позавтракала, а вино некрепкое. Видимо, не стоило пить так, залпом.

Аллоистель нахмурился, оставил в сторону бокал и опустился передо мной на корточки. Протянул руку и коснулся меня. Я вздрогнула, не понимая, что он делает, потом сообразила: ничего, всего лишь желал успокоить.

Не знаю, как Аллоистель понял, что мне нужно, но обнял, прижал к себе. Я уткнулась носом в его рубашку и тяжело вздохнула.

— Что случилось? Он обидел вас? – обеспокоено поинтересовался эльф.

Аллоистель усадил меня на постель, пристроился рядом. Никогда ещё мы не были так близки, наконец-то исчезла холодность, наконец-то я видела эмоции эльфа. Вернее, ощущала их, потому что постыдно прятала лицо в волосах эльфа. Пряди такие мягкие, пахнут полевыми травами.

— Так, — Аллоистель решительно поднялся, — я немедленно свяжусь с его величеством, и он положит конец самоуправству лорда Аксоса. Он нарушил границы Итеньеореталя, не имея на то разрешения, вторгся в чужое жилище, нанёс оскорбление женщине, которая находится под защитой священных лесов, — этого вполне достаточно. Если лорд не желает войны, ему придётся отступить и дорого заплатить за свои ошибки.

Я вздрогнула и подскочила вслед за Аллоистелем. Нет, наказать лорда Аксоса хотелось, но не ценой войны! Конранцы ни в чём не виноваты.

— Аллоистель, не нужно кровопролития! – я молитвенно простёрла руки к эльфу. Собственные беды притупились, на первое место вышел страх за других. Нет, не абстрактных людей, а вполне конкретных. Отца, например. Он военный, его пошлют на войну, а Первородные хитрее и ловчее людей, наделены магией. То есть мне сейчас предлагали убить своего отца.

— Исория, всё будет хорошо, мы всего лишь накажем зло, — попытался успокоить эльф, но я не слушала. Ухватила его ладонь, прижала к своей груди:

— Зачем наказывать страну за вину одного человека? Давайте, лорда Аксоса просто отправят в изгнание?

Аллоистель задумался. Лоб нахмурен, взгляд расфокусирован. Наконец эльф ответил, медленно, подбирая слова:

— Дела такого рода, увы, решают другие. Мы не в состоянии отлучить от власти соправителя другой страны, это в ваших руках, вас и Совета. Мы выдвинем ноту протеста, потребуем публичных извинений. Его величество также не желает напрасных жертв, но пригрозить войной полезно.



Ольга Романовская

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться