Быть тенью

Размер шрифта: - +

Глава 21

Я очнулась в мягкой постели. Голова, одурманенная каким-то снадобьем, была чугунной, мыслилось с трудом. Интересно, что в меня влили и зачем?

Попробовала пошевелиться и почувствовала боль. Странно, видимо, я ударилась при переносе.

На мгновение закрался страх: вдруг это Конран, вдруг ничего не вышло? Обеспокоено огляделась по сторонам и с облегчением выдохнула: на мою спальню явно не похоже. Моря из окна в Софасе точно не видно. Сквозь тонкие занавеси проглядывала синяя гладь, плавно переходившая в небо. Красиво!

Оглядела себя: лежу в чужой ночной рубашке на шёлковых простынях. Розового цвета, но это мелочь, хозяева дома не обязаны учитывать мои вкусовые пристрастия.

Заворочалась, пытаясь устроиться удобнее, подсунуть под плечи подушку, чтобы рассмотреть море, но поняла – не смогу. Сонливость и тянущая боль внизу живота убедили остаться на месте и заподозрить, что что-то действительно пошло не так.

Дверь открылась, и в комнату заглянула служанка в накрахмаленном чепчике и переднике. Заметила, что я проснулась, и предложила принести завтрак.

Я удивлённо округлила глаза. Помнится, побег из Конрана состоялся утром, поэтому логичнее было пообедать. Выходит, я проспала целый день. Без магии и врачей такое вряд ли возможно: перемещения в пространстве никогда не доставляли серьёзных неудобств. Невозможно проспать целые сутки!

Вспомнилось, что при открытии портала я потеряла сознание. Нахмурилась и вопросительно глянула на служанку:

— Что со мной произошло? Просто обморок?

— Поешьте, госпожа, — ушла от ответа на вопрос тёмноглазая бестия, — потом к вам зайдёт врач.

Опасения овладели мной с новой силой. От еды не отказалась, с удовольствием опустошив все блюда с подноса. Ужин, к слову, показался вкусным, хоть и странным: куриный бульон, творог, мёд, нарезка сыров, небольшой кусок мяса, овощи.

Когда служанка вернулась за подносом, поинтересовалась, где я. В Иаэрдефе, где и должна, в столице. Вернулся ли Ферилир? – Нет ещё, ожидаем на днях вместе с Правителем. Оно и понятно: драконовы разыгрывают спектакль в Софасе. Лишь бы лорд Аксос в него поверил, не примчался за наследником.

Через полчаса выяснилось, что спешить консорту незачем: у меня случился выкидыш. Врач хитро подмигнул в ответ на мой потрясённый взгляд:

— Госпожа этого желала, чему удивляться?

Оказалось, что в некоторых случаях существа с драконьей кровью способны таким образом контролировать рождаемость. Если драконица противится ребёнку и попадает в сложную жизненную ситуацию, вызывающую сильное волнение или потрясение организма, то может случиться выкидыш.

Понимающе кивнула.

Детей от лорда Аксоса я не хотела категорически, поэтому, потеряв ребёнка, не опечалилась. Плохо, наверное, но Ишта осуждает ложь и притворство. Что поделать, если мои чувства не совпадают с общепринятыми. Однако, кто-то разделял мою позицию. Врач-драконов, к примеру, не осуждал, лишь попросил впредь воздержаться от подобных беременностей:

— Вы молодая, хорошо перенесёте, но постарайтесь в дальнейшем думать перед столь важным шагом, как зачатие ребёнка. С такими вещами не шутят.

***

Столица Иаэрдефа звалась Ноэми. Она действительно разрослась на берегу моря – того самого, которое я видела, когда летела на Ферилире, спасаясь бегством из лап вампира. К сожалению, оно было холодным, хоть и судоходным. С одной стороны – горы, неясной дымкой вырисовывавшиеся на горизонте. С другой – маяк. Никогда ещё не видела маяков, поэтому с восторгом ребёнка рассматривала его, благо вид из окна позволял.

Вставать с кровати начала через три дня – до этого врач не позволял, и сразу же с азартом первооткрывателя отправилась осваивать новые пространства.

Драконовы любили белый цвет, все оттенки красного и рыжего и обставляли комнаты минимумом мебели. Зато не скупились на ковры, мягкие подушки и кресла. Для драконовов привычным было сидеть на полу, без обуви – и это несмотря на то, что Иаэрдеф не тёплая страна! Зато шерстяные носки и чулки здесь ценились, вязались с большим вкусом и затейным орнаментом. Мне такие тоже подарили – синие, с цветочками и узором жизни. Очень удобно ходить без домашних туфель: ноги не мёрзнут.

Ферилир приехал в начале следующей недели и обрадовал сообщением, что меня считают без вести пропавшей. Лорд Аксос велел прочесать лес, осмотреть все заводи, пороги, водовороты, прочесать русло реки. Думаю, ближайшее заседание Совета безмерно обрадует консорта: на нём вскроют моё завещание. Или не на ближайшем, но обязательно вскроют, а там я провозглашаю любезного супруга своим единственным наследником, сетуя на то, что не успела короновать. И так, по мелочи, сообщаю, что дарю фамилию Фавел. Не знаю, законно ли это, но всё, что могла. Понимаю, что статус монарха облегчил бы жизнь лорду Аксосу, но случай представился здесь и сейчас, тянуть до июня было нельзя.

Ничего, Аккэлия мертва, консорт в родстве с правящей династией, не только посредством меня, так что он первый претендент на престол.

Вторым поводом для радости стало то, что драконова никто не заподозрил в сговоре с пропавшей королевой. Версия о неком диком звере, испугавшем мою лошадь, и незапланированном купании с риском свернуть шею превалировала. К слову, шляпку выловили ниже по течению, а кто-то якобы даже видел нечто, похожее на труп – иллюзию Ферилира.



Ольга Романовская

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться