Бытовая магия

Размер шрифта: - +

Обучение

Госпожа Вальяра действительно поговорила с директрисой и учителями, так что Одарке перед следующим днем учебы пришлось задержаться и пройти своеобразный тест. Перво-наперво госпожа Мэригольда дала ей какое-то зелье и попросила выпить. Одарка послушно выпила (зелье на вкус было вяжуще-мятное, прохладное и остро покалывающее язык), постояла, прислушиваясь к себе. После чего ее еще некоторое время расспрашивали, помнит ли она что-нибудь о себе – но Одарка не помнила. Госпожа директор недовольно свела брови, вздохнула, погладила Одарку по голове и ушла, опираясь на трость, оставив девочку на попечение наставников.

Однако больше чуда не случилось – других предметов Одарка так и не вспомнила, так что ей пришлось изучать их соответственно программе, вместе с остальными учениками, чему она была несказанно рада. После происшествия на чтении на нее и так косились и шептались за ее спиной, а темноволосая Лейена, разобравшись в ситуации, и вовсе презрительно кривила губы: «Эта тупая деревенщина даже читать сама научиться не смогла!» Скорее всего, от нее и пошел слух, что читать Одарка научилась не сама, а благодаря тому, что ее заколдовали.

Впрочем, надолго шумихи не хватило. Первое время к Одарке то и дело приставали с глупыми вопросами о том, кто же так быстро и качественно ее заколдовал и нельзя ли так же заколдовать и их. Особенно в этом усердствовали два парнишки-близнеца, которых она видела на церемонии Посвящения. Они буквально не давали девочке прохода, караулили ее даже на выходе из комнаты для умывания, пока терпение остальных девочек не лопнуло, и они не прогнали осквернителей священного пространства со своей территории с помощью выплеснутого на нарушителей тазика холодной воды и мокрых полотенец. Шум стоял страшный, мальчишки, улюлюкая, улепетывали до своей ванной, находящейся в другом конце коридора, где и заперлись, спасаясь от погони. Штурмовать вотчину мальчиков девочки не решились, и атака захлебнулась, но мальчишки усвоили урок и к умывальной девочек больше не совались. А после того как выяснилось, что ничего кроме чтения и письма Одарка волшебным образом не освоила, все сошлись во мнении, что «фиговое какое-то колдовство» и от девочки отстали – к величайшему ее облегчению.

Впрочем, нельзя сказать, что остальные предметы давались Одарке очень уж трудно. Ей нравилась история – преподаватель, молодой симпатичный маг Родерик, чья форменная мантия была вопреки правилам хорошего тона вечно распахнута, искренне любил свой предмет и сумел заинтересовать первогодок. Начинал урок он чинно (по крайней мере, старался), но вскоре увлекался собственным рассказом и начинал вскакивать, ходить быстрым шагом из стороны в сторону, размахивать руками и ерошить волосы, отчего к концу урока его прическа напоминала сердитого ежа. Кроме того, он был сильным иллюзионистом и по взмаху его рук перед учениками вставали иллюзорные картины древних исчезнувших городов, оживали умершие династии правителей разных стран или воспроизводились в точности главные битвы давно прошедших войн. Последнее обстоятельство сделало Родерика объектом обожания всех без исключения мальчишек, и после урока они обступали сидящего на столе мага, галдя и задавая кучу вопросов, а после с криками уносились прочь и до следующего урока истории играли во дворе в какую-нибудь битву Воронов и Котов, споря до хрипоты, кто будет кого изображать. После рассказа о следующей битве соответственно менялась и тема игры.

Девочек в игру не принимали, что безмерно огорчало Одарку (она хотела быть за Воронов), но она была слишком гордой, чтобы напрашиваться.

 Преподаватель географии был седой сухонький старичок. Волос на голове у него почти не было, зато  была борода – пушистая, косматая и неукротимая, яростно торчащая во все стороны, словно бела львиная грива. Старичок был магом-погодником и, рассказывая материал, часто сбивался на собственные воспоминания о множестве разных стран, в которых успел побывать — и, надо признать, слушать их было намного интереснее, чем скучную лекцию по теме урока. Забываясь, он то и дело начинал пересыпать речь выражениями типа «лопни мои глаза» и «разрази меня гром», за что и получил прозвище Пират, хоть ранее и был поименован Бородой. Поговаривали, будто в молодости он действительно ходил под парусами в качестве корабельного мага и объездил весь свет, правда, дальше версии расходились – одни утверждали, что корабль принадлежал королевскому флоту, а другие – что Пират действительно был пиратом, который теперь, на старости лет, вынужден скрываться в Школе Магических Искусств, чтобы не быть пойманным и не понести справедливое наказание. Любопытные от природы мальчишки-первокурсники пытались подловить Пирата на слове, чтобы получить доказательства легенды, задавая коварные вопросы, но старичок-маг всегда отвечал максимально нейтрально, не давая слухам подкрепления, и с таким серьезным выражением лица, что никто бы не усомнился в его словах, а после урока не задерживался, не давая втянуть себя в дискуссию, и уходил слегка покачивающейся походкой.

С математикой у Одарки возникли проблемы. Нет, числа и простейшие примеры она освоила без особого труда, просто предмет ей не нравился, казался скучным и неинтересным, да и с преподавательницей, которая вела математику, дело у нее не заладилось. Строгая, с безукоризненной осанкой и гладко зачесанными наверх волосами, мастер телекинеза Валеска явно отдавала предпочтение детям аристократических родов, несмотря на неукоснительно соблюдавшуюся в школе политику равенства учеников. Нет, обучала она всех одинаково, но к детям знатных фамилий была более снисходительна и ласкова, чем к остальным. В ее кабинете царил безупречный порядок, тетради на столе лежали идеально ровной стопкой, чернильницы содержались в чистоте, а письменные перья были разложены по цвету. Одарку же тяготил такой идеальный порядок, ее тетрадки всегда были растрепаны, кончик пера пожеван, а короткие косички заплетены неровно (она так и не научилась делать это сама, а раньше, в отряде, ее заплетали Марк или Берт), кроме того, у нее была недопустимая для воспитанных детей привычка болтать ногой и высовывать кончик языка при письме, что неуловимо раздражало великолепную госпожу Валеску. Да и примеры она решала правильно через раз, а один раз и вовсе написала в ответе задачи, что получилось «пять яблоков». Зато Лейена Брольг, обладавшая великолепными манерами, вела себя на уроках чинно и благовоспитанно, мило улыбалась и ровно складывала тетрадки. Кроме того, в отличие от Одарки, у Лейены явно были способности к математике, так что неудивительно, что Валеска вскоре возвела ее в ряд любимчиков – и это тоже не добавило Одарке любви ни к преподавательнице, ни к предмету. Математикой она занималась так-сяк, решив, что бесстрашному боевому магу, которым она, разумеется, станет в будущем, эта дурацкая наука совершенно не пригодится. В отличие от физической подготовки!



Шелли

Отредактировано: 10.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться